Получайте самое лучшее из контента Chabad.org каждую неделю!
Находите ответы на увлекательные вопросы, пользуйтесь праздничными путеводителями, советами и лайфхаками, читайте истории из реальной жизни и многое другое!
ב"ה

От первого лица

Возвращение к своим
Я родилась в обычной советской еврейской семье, в которой еврейские традиции не очень-то соблюдались. Мои родители всегда говорили мне и моей старшей сестре, что мы евреи. Мы знали, что есть еврейские праздники; каждый год мы “ходили на холокост” и я даже читала там несколько раз стихи; также иногда мы с родителями ходили в синагогу, но дальше этого дело не доходило...
Реб Авром
В старой синагоге в Марьиной Роще каждый знал Аврома Генина...
Он укажет тебе путь
Респектабельный, преуспевающий коммерсант, высоко образованный раввин и обливающийся слезами и кровью мальчик, одиноко скитающийся по дремучим лесам, – это одно и то же лицо...
Мутация самосознания
Когда мама еврейка, а папа – католик...
Тот факт, что я принадлежала к двум культурам и религиям, создавал ощущение, что что-то внутри меня было противоречиво и неправильно. Это пробуждало что-то вроде экзистенциального стыда. Я чувствовала себя сорванным листом, без корней и ветвей.
Кавказская пленница или Долгая дорога к Б-гу
Вначале Натали плакала целыми днями, а потом грузин ласковыми словами, цветами и подарками завладел ее сердцем, и она согласилась выйти за него замуж. Узнав об этом, Реувен отсидел семь дней шивы по дочери, вышедшей замуж за нееврея...
Моя кошерная жизнь
Жить по-еврейски не легко. Но если есть желание, то Всевышний обязательно даст и возможность...
Встреча длиною в жизнь
Когда Лея пришла в себя, то поняла, что случилось самое страшное, что могло произойти. Соседка уехала с ее маленькой дочкой, не оставив никакого следа. Мирьям тогда был ровно один год...
Омовение на Арубе
Наш семейный отпуск был сказкой наяву. У нас было все. Кроме миквы. И мой муж опешил, когда я сообщила ему, что Карибское море будет моей миквой...
Свечки-путешественницы
Ханукальные воспоминания. В разные годы, в разных городах, на разных континентах...
Химия иудаизма
Мы собирались в коммуналке на Фонтанке. Иврита не знал никто. Мы читали и обсуждали Пятикнижие на русском. Обсуждение было открытым, приветствовались любые мнения…
Человек из Марьиной Рощи
Мы уже собирались покинуть синагогу и ехать по домам: наше любопытство было удовлетворено. К тому же было ясно, что все увиденное нам совершенно чуждо. И тут мы наткнулись на него. На Сашу Лукацкого...
Отдать и помочь
Жена остановила меня, попросила повторить рассказ и серьезно сказала: "Не знаю, будет ли 770-й донор хабадником, но хабадницей – будет!.."
Война за парик
У Гольдстейнов назревал конфликт. Мне понадобилось совсем немного времени на осознание того, что энтузиазмом, кроме меня, никто не горит. Мой бедный муж не знал, что со мной делать, а я не знала, что делать с ним…
Я всю жизнь смеялся над этим миром
Мир по всей логике был против него еще до того, как он родился, и затем – в любавичской йешиве в детстве и в юности под гнетом советских преследований, в лагере в Сибири – все эти годы, каждый день, он смотрел на мир, в его бельма вместо глаз, и смеялся над ним. Он смеялся надо всем, что мир ему говорил.
Похороны в одиночестве
В течение последних двадцати лет мне пришлось проводить множество похорон. Но никогда еще не было такого, чтобы на похороны пришли только я и лопата…
Выжить ради всех остальных
Представляете, каково было встретить моего спасителя десятилетия спустя? Я плакала от благодарности, а затем мы все вместе плакали о тех, кто выжил, и о тех, кто погиб…
Когда моя жена Марина была беременна, агенты КГБ дали нам понять, что, если мы не откажемся от борьбы, ни Марина, ни наш будущий ребенок не переживут роды…
Как антисемиты сделали меня раввином Новосибирска
На первой же встрече с моей будущей женой я объявил, что собираюсь стать посланником Ребе. Она ответила, что тоже готова стать посланницей Ребе и ехать куда угодно, но за одним исключением: только не в Россию!..
Борода в операционной
Приближаясь к традициям нашего народа, изучая Тору и исполняя заповеди человек меняет свои привычки, поведение и внешний вид. Однако, если дело касается оперирующего хирурга, такие изменения могут вызывать недопонимание у нашего окружения, а иногда и конфликтные ситуации…
Мы все знали тех, кто провел десять, а то и двадцать лет в советских тюрьмах именно за то, чем теперь занималась "Хама". Мы хорошо понимали, какому риску подвергались.Ребе всегда с особым интересом следил за нашей деятельностью. Ради конспирации он называл нашу организацию "Муме Нехама" ("тетя Нехама").