Вена, 1960. Виктор Франкл, всемирно известный писатель и психолог, был готов вырвать с корнем все – свои исследования, свою клиническую практику, свою семью – и переехать в Австралию.

Переживший невообразимые ужасы Холокоста, вынесший из пепла Освенцима новаторскую и смелую теорию психологии человека, он больше не мог выносить то, как его коллеги по цеху непрестанно высмеивают дело всей его жизни. Взгляд Франкла на человеческую природу в некоторых ключевых областях отличался от «партийной линии» школы Фрейда, которая после войны доминировала в области психологии, что делали его самого и его работу неизменной мишенью для публичных научных насмешек.

Именно это оскорбление его глубочайших убеждений относительно внутреннего мира человека было последней каплей. Он cмог пережить телесные муки от рук нацистов, но больше не мог выносить духовные унижения со стороны своих коллег.

Именно в это время в дверь его дома в Вене постучалась Маргарита Козенн-Хайес (1909-2000), известная оперная певица, происходившая из рода вижницких хасидов.

Она заявила, что прибыла с личным посланием, адресованным ему хасидским ребе, рабби Менахемом Мендлом Шнеерсоном из Нью-Йорка. "Ребе попросил меня передать вам, – сказала она, – что вы не должны сдаваться. Вы должны быть сильным. Не позволяйте насмешникам помешать вам. Вы добьетесь успеха, и ваша работа достигнет большого прорыва".

Услышав эти обнадеживающие слова, пришедшие издалека, доктор Франкл заплакал. Совсем недавно он, подавленный, готовил свои документы для иммиграции в Австралию. Он сдался, но пришедшие от Ребе слова ободрения возвратили его к жизни.

С вернувшимся самообладанием доктор Франкл решительно взял на себя обязательство продолжать дело свой жизни. И он сделал это. После этой судьбоносной встречи доктор Франкл удвоил свои усилия по распространению своих уникальных идей и терапевтических подходов к исцелению человеческой психики. Вскоре после этого его труд "Человек в поиске смысла" был переведен на английский язык, что вызвало немедленный широкий интерес к его творчеству и мировоззрению, не уменьшающийся и по сей день. Одна только эта работа была переведена на двадцать восемь языков и продана тиражом более десяти миллионов экземпляров, породив целый жанр книг по психологической самопомощи, а также логотерапию, уникальную философию Франкла и метод психологического здоровья и исцеления.

Виктор Франкл стал одним из самых влиятельных мыслителей 20-го века; он прошел через ад Холокоста и тем не менее нашел в себе силы выдвинуть вдохновляющую идею о человеческой психике, в корне отличавшуюся от общепринятых норм того времени. Но почему Ребе так беспокоился о докторе Франкле и в частности о судьбе его работы? В то время было много евреев-психологов – включая самого Фрейда, – что же такого было именно его понимании человеческой психики, что так заинтересовало Ребе и привлекло его личное внимание и поддержку?

Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны глубже посмотреть на основы самого психоанализа. В 1920-е годы Виктор Франкл был близким учеником Зигмунда Фрейда. На самом деле с момента основания теории психоанализа Франкл был ранним последователем и преданным адептом радикальных теорий и практик Фрейда. Однако через некоторое время их представления о форме и сущности человеческой натуры стали расходиться. В то время как Фрейд видел краеугольным камнем человеческого сознания принцип чисто эгоистичного удовольствия, Франкл видел потенциал души преодолевать ограничения себя через поиск смысла и совершение добрых поступков. Этот фундаментальный раскол в их взглядах только рос и расширялся с годами.

Зигмунд Фрейд, скончавшись в 1939 году, не столкнулся с абсолютной бесчеловечностью Холокоста. Можно только гадать, как это могло бы усложнить или прояснить его первоначальное понимание психической природы человека. Виктор Франкл, с другой стороны, пережил Освенцим. Он слышал ужасные звуки концлагеря и видел его мрачные видения; он пил гнилую воду и чувствовал запах разлагающихся трупов, но он также стал свидетелем чудесных деяний полной самоотверженности и заботы о других.

"Если бы Фрейд побывал в концентрационном лагере, – писал Франкл, – он бы изменил свою позицию. Помимо основных естественных побуждений и людских инстинктов, он бы столкнулся с человеческой способностью превосходить границы самого себя. Мы, жившие в концентрационных лагерях, помним людей, которые ходили по баракам, утешая других, отдавая свой последний кусок хлеба. Их, возможно, было немного, но они являли собой достаточное доказательство того, что у человека можно отнять все, кроме одной вещи: последней человеческой свободы – выбора своего мироощущения в любых обстоятельствах, выбора своего пути". 1

Именно в тигле того жуткого концентрационного лагеря, очистились и кристаллизировались идеи, касавшиеся основополагающих реалий человеческой психологии, которые Франкл интуитивно ощущал ранее. И когда война закончилась, доктор Франкл не смог избежать неминуемого столкновения с основополагающими принципами и преданными последователями учения своего бывшего наставника.

Основной вопрос заключается в том, существует ли под всем этим главная, целостная духовная сущность – душа. Определены ли мы ограниченными косвенными обстоятельствами, составляющими нашу конкретную личность, или в нашей структуре есть что-то более глубокое и бесконечное, к которому мы можем получить доступ и что мы можем активировать, чтобы преодолеть ограничения нас самих?

Конфликт Фрейда и Франкла коренится в самом сердце вопроса о том, что составляет суть человеческой личности. Они, каждый по-своему, стремились раскрыть то, что скрыто в глубинах нашей психики, под теми масками, которые мы показываем миру. Они оe ба хотели знать, что действительно определяет поведение человека – кто мы на самом деле? И, что более важно, кем мы можем быть?

Отвечая на эти вопросы, Фрейд и Франкл предположили существование многослойной структуры человеческого сознания. Это означает, что у каждого человека есть несколько уровней осознания, включая, конечно, бессознательные области психики, которые оказывают изначальное влияние на наше поведение и выражают себя таинственными способами через сны и язык.

Доктор Франкл полагал, что под различными побуждениями, будь то корыстные или социально-адаптивные, есть нечто более глубокое – внутренняя сущность, душа, которая превосходит и включает в себя сложные элементы психики и разума.

Этот уровень нашего существа в первую очередь обусловлен стремлением найти смысл в жизни. Отсюда и название его бестселлера – "Человек в поисках смысла".

Это фундаментальное различие во мнениях между Фрейдом и Франклом относительно того, что лежит в основе человеческой психики, прекрасно отражено в беседе Ребе с известным профессором, который жаловался Ребе на извращенную природу людей: "Из разных встреч в моей жизни я заметил, что люди могут показаться милыми и очаровательными с самого начала. Они могут выразить заботу о вас, проявить интерес к вашей жизни и даже открыто признать, что любят вас! Но если копнуть чуть глубже наружной поверхности – и для некоторых потребуется копать глубже, чем для других – то по своей сути все абсолютно одинаковы: эгоистичны, высокомерны и самовлюбленны. Почему же такова природа человечества?”

Ребе ответил аллегорией: "Когда идешь по улице, все часто выглядит элегантно и привлекательно – высокие цветущие деревья, роскошные дома, асфальтированные дороги и дорогие машины. Но если взять лопату и начать копать, то под поверхностью обнаружится земля и грязь, и ничего похожего на прекрасный, но "обманчивый" мир над землей".

До этого момента профессор согласно кивал головой.

"Но если не сдаваться, – завершил Ребе, – и продолжать копать глубже, то в конечном итоге можно обнаружить полезные ископаемые и алмазы".

Ребе признавал тот факт, что под поверхностью внешней человеческой личности часто лежит гораздо менее приглядная психическая реальность. Тем не менее, Ребе также подчеркивал, что под всей этой "землей и грязью" есть нечто более глубокое, нечто прекрасное и священное – есть душа.

Возможно, именно поэтому Ребе так сильно заинтересовался доктором Франклом и его работой. Взгляд Франкла на человеческую психику очень близко соответствовал хасидскому пониманию: у каждого из нас под оболочкой личности есть душа. Эта душа формирует истинную суть нашего существа и соединяет нас с другими душами и с Высшей силой. Активизация этой ключевой точки внутри и есть то, что позволяет нам превозмогать нашу низменную природу и быть силой добра в мире.

В последующие годы, после своего первого мотивирующего послания д-ру Франклу, Ребе с восхищением писал о его подходе: "Очевидно, что некоторые врачи-психиатры оказывали прямую помощь и излечивали своих пациентов, особенно с тех пор, как один профессор нашел в своей душе смелость постановить и заявить, что (вопреки мнению известного основателя психоанализа) вера в Б-га и религиозная склонность в целом, придающая смысл жизни и т. д., являются одним из наиболее эффективных способов исцеления". 2

Кроме того, Ребе продолжал поддерживать и рекомендовать его работу, 3 в том числе советуя другим ученым и психологам рассматривать труды Франкла как хорошее место для поиска и определения связующих звеньев между взглядами психологии и учением хасидизма. 4

Помимо этого, несмотря на то, что доктор Франкл публично мало был связан с еврейской общиной, он оставался постоянным сторонником работы Хабада в Вене до последних дней своей жизни.

Из всех этих историй ясно, что в конечном счете, несмотря на неоспоримое влияние Фрейда в области психологии, Ребе чувствовал родство с идеями доктора Франкла и его подходом к исцелению и к мотивации человека стать более человечным. Ребе соглашался с Франклом в том, что у каждого человека есть потенциал быть кем-то значительно большим, чем просто собственное тело и собственное эго. Активируя свое внутреннее ощущение высшего смысла, человек может спастись от зыбучих песков эгоистичных навязчивых идей и по-настоящему освятить себя.