Глава 10

1 И ВЗЯЛИ СЫНОВЬЯ АѓАРОНА, НАДАВ И АВИѓУ, СВОИ СОВКИ, И ПОЛОЖИЛИ В НИХ ОГОНЬ, И ВОЗЛОЖИЛИ НА НЕГО КУРЕНЬЯ, И ПРИНЕСЛИ ПРЕД ГОСПОДОМ ЧУЖДЫЙ ОГОНЬ, КОТОРЫЙ ОН ИМ НЕ ВЕЛЕЛ.   אוַיִּקְח֣וּ בְנֵי־אַֽ֠הֲרֹ֠ן נָדָ֨ב וַֽאֲבִיה֜וּא אִ֣ישׁ מַחְתָּת֗וֹ וַיִּתְּנ֤וּ בָהֵן֙ אֵ֔שׁ וַיָּשִׂ֥ימוּ עָלֶ֖יהָ קְטֹ֑רֶת וַיַּקְרִ֜יבוּ לִפְנֵ֤י יְהֹוָה֙ אֵ֣שׁ זָרָ֔ה אֲשֶׁ֧ר לֹ֦א צִוָּ֖ה אֹתָֽם:
2И ВЫШЕЛ ОГОНЬ ОТ ГОСПОДА, И ПОЖРАЛ ИХ, И УМЕРЛИ ОНИ ПРЕД ГОСПОДОМ.   בוַתֵּ֥צֵא אֵ֛שׁ מִלִּפְנֵ֥י יְהֹוָ֖ה וַתֹּ֣אכַל אוֹתָ֑ם וַיָּמֻ֖תוּ לִפְנֵ֥י יְהֹוָֽה:
И ВЫШЕЛ ОГОНЬ…:

– рабби элиэзер говорит: «не было иной причины для смерти сынов аѓарона, кроме того, что они толковали закон в присутствии их учителя моше»1. рабби ишмаэль говорит: «они вошли в святилище, напившись вина». [откуда мы это знаем?] после их смерти он предупредил остальных [священников], чтобы те не входили пьяными в святилище2. об этом говорит притча о придворном в мидраше ваикра раба3.

  וַתֵּצֵא אֵשׁ: רַ' אֱלִיעֶזֶר אוֹמֵר לֹא מֵתוּ בְנֵי אַהֲרֹן אֶלָּא עַל יְדֵי שֶׁהוֹרוּ הֲלָכָה בִּפְנֵי מֹשֶׁה רַבָּן, רַבִּי יִשְׁמָעֵאל אוֹמֵר שְׁתוּיֵי יַיִן נִכְנְסוּ לַמִּקְדָּשׁ, תֵּדַע, שֶׁאַחַר מִיתָתָן הִזְהִיר הַנּוֹתָרִים שֶׁלֹּא יִכָּנְסוּ שְׁתוּיֵי יַיִן לַמִּקְדָּשׁ, מָשָׁל לְמֶלֶךְ שֶׁהָיָה לוֹ בֶן בַּיִת וְכוּ', כִּדְאִיתָא בְּוַיִּקְרָא רַבָּה:
3 И СКАЗАЛ МОШЕ АѓАРОНУ: «ЭТО ТО, ЧТО ГОВОРИЛ ГОСПОДЬ, КОГДА СКАЗАЛ: “Я ОСВЯЩУСЬ БЛИЗКИМИ КО МНЕ, И БУДУ ЧТИМ ПРИ ВСЕМ НАРОДЕ”». И БЕЗМОЛВСТВОВАЛ АѓАРОН.   גוַיֹּ֨אמֶר משֶׁ֜ה אֶל־אַֽהֲרֹ֗ן ה֩וּא אֲשֶׁר־דִּבֶּ֨ר יְהֹוָ֤ה | לֵאמֹר֙ בִּקְרֹבַ֣י אֶקָּדֵ֔שׁ וְעַל־פְּנֵ֥י כָל־הָעָ֖ם אֶכָּבֵ֑ד וַיִּדֹּ֖ם אַֽהֲרֹֽן:
«ЭТО ТО, ЧТО ГОВОРИЛ…»:

– где [всевышний] говорил [это]? «и я буду встречаться там с сынами израиля, и освятится это место моей славой»7. читай не «моей славой» – בכבודי бихводи, – а במכובדי мехубадай – «теми, кем я прославлен». сказал моше: «аѓарон, брат мой! я знал, что святилище будет освя­щено [смертью] тех, кто близок к вездесущему, кто прославил его, но думал, что это буду я или ты. теперь же я понимаю, что они были лучше нас с тобой»8.

  הוּא אֲשֶׁר־דִּבֶּר וגו': הֵיכָן דִּבֵּר? וְנֹעַדְתִּי שָׁמָּה לִבְנֵי יִשְֹרָאֵל וְנִקְדַּשׁ בִּכְבֹדִי (שמות כ"ט), אַל תִּקְרֵי בִּכְבֹדִי אֶלָּא בִּמְכֻבָּדַי; אָמַר לוֹ מֹשֶׁה לְאַהֲרֹן, אַהֲרֹן אָחִי, יוֹדֵעַ הָיִיתִי שֶׁיִּתְקַדֵּשׁ הַבַּיִת בִּמְיֻדָּעָיו שֶׁל מָקוֹם, וְהָיִיתִי סָבוּר אוֹ בִי אוֹ בְךָ, עַכְשָׁיו רוֹאֶה אֲנִי שֶׁהֵם גְּדוֹלִים מִמֶּנִּי וּמִמְּךָ (ספרא):
…И БЕЗМОЛВСТВОВАЛ АѓАРОН.:

– он был вознагражден за это молчание. что же было ему наградой? лишь к нему одному обратился [всевышний], говоря о запрете служения в опьянении вином9.

  וַיִּדֹּם אַֽהֲרֹן: קִבֵּל שָׂכָר עַל שְׁתִיקָתוֹ, וּמַה שָּׂכָר קִבֵּל? שֶׁנִּתְיַחֵד עִמּוֹ הַדִּבּוּר — שֶׁנֶּאֶמְרָה לוֹ לְבַדּוֹ פָּרָשַׁת שְׁתוּיֵי יַיִן (ויקרא רבה י"ב):
«…БЛИЗКИМИ КО МНЕ…»:

– [это значит] «избранными мной».

  בִּקְרֹבַי: בִּבְחִירַי:
«…И БУДУ ЧТИМ ПРИ ВСЕМ НАРОДЕ».:

– пред всевышним трепещут, преклоняются и превозносят его, когда он творит суд над праведниками: «если такова участь [праведных], то что уж говорить о грешных!» об этом сказано: «страшен [ты], бог, из твоего святилища…»10 эти слова следует понимать не как מִמִּקְדָּשֶׁיךָ мимикдашеха – из твоего святилища», а как מִמַּקְדִשֶׁיךָ мимакдишеха – из освящающих твое имя»11.

  וְעַל־פְּנֵי כָל־הָעָם אֶכָּבֵד: כְּשֶׁהַקָּדוֹשׁ בָּרוּךְ הוּא עוֹשֶׂה דִין בַּצַּדִּיקִים מִתְיָרֵא וּמִתְעַלֶּה וּמִתְקַלֵּס, אִם כֵּן בְּאֵלּוּ, כָּל שֶׁכֵּן בָּרְשָׁעִים; וְכֵן הוּא אוֹמֵר נוֹרָא אֱלֹהִים מִמִּקְדָּשֶׁיךָ (תהלים ס"ח), אַל תִּקְרֵי מִמִּקְדָּשֶׁיךָ אֶלָּא מִמְּקֻדָּשֶׁיךָ:
4 И ПОЗВАЛ МОШЕ МИШАЭЛЯ И ЭЛЬЦАФАНА, СЫНОВЕЙ УЗИЭЛЯ, ДЯДИ АѓАРОНА, И СКАЗАЛ ИМ: «ПОДОЙДИТЕ, ВЫНЕСИТЕ ВАШИХ БРАТЬЕВ ИЗ СВЯТЫНИ ЗА СТАН».   דוַיִּקְרָ֣א משֶׁ֗ה אֶל־מִֽישָׁאֵל֙ וְאֶ֣ל אֶלְצָפָ֔ן בְּנֵ֥י עֻזִּיאֵ֖ל דֹּ֣ד אַֽהֲרֹ֑ן וַיֹּ֣אמֶר אֲלֵהֶ֗ם קִ֠רְב֞וּ שְׂא֤וּ אֶת־אֲחֵיכֶם֙ מֵאֵ֣ת פְּנֵֽי־הַקֹּ֔דֶשׁ אֶל־מִח֖וּץ לַמַּֽחֲנֶֽה:
…ДЯДИ АѓАРОНА…:

– узиэль был братом амрама, как сказано: «а сыны кеѓата: [амрам и ицѓар, и хеврон, и узиэль]…»13

  דֹּד אַֽהֲרֹן: עֻזִּיאֵל אֲחִי עַמְרָם הָיָה שֶׁנֶּאֱמַר וּבְנֵי קְהָת וְגוֹ' (שמות ו'):
«…ВЫНЕСИТЕ ВАШИХ БРАТЬЕВ…»:

– так говорят люди друг другу: «унесите покойника от невесты, чтобы не смешивать радость [с горем»]14.

  שְׂאוּ אֶת־אֲחֵיכֶם וגו': כְּאָדָם הָאוֹמֵר לַחֲבֵרוֹ, הַעֲבֵר אֶת הַמֵּת מִלִּפְנֵי הַכַּלָּה שֶׁלֹּא לְעַרְבֵּב אֶת הַשִּׂמְחָה:
5И ПОДОШЛИ ОНИ, И ВЫНЕСЛИ ТЕХ В ИХ ОДЕЖДАХ ЗА СТАН, КАК СКАЗАЛ МОШЕ.   הוַיִּקְרְב֗וּ וַיִּשָּׂאֻם֙ בְּכֻתֳּנֹתָ֔ם אֶל־מִח֖וּץ לַמַּֽחֲנֶ֑ה כַּֽאֲשֶׁ֖ר דִּבֶּ֥ר משֶֽׁה:
…В ИХ ОДЕЖДАХ…:

– мертвых [вынесли в их рубахах]. это значит, что их одежды не сгорели, но [были испепелены] лишь их души: словно две нити огня вошли в их ноздри16.

  בְּכֻתֳּנֹתָם: שֶׁל מֵתִים; מְלַמֵּד שֶׁלֹּא נִשְׂרְפוּ בִגְדֵיהֶם אֶלָּא נִשְׁמָתָם, כְּמִין שְׁנֵי חוּטִין שֶׁל אֵשׁ נִכְנְסוּ לְתוֹךְ חָטְמֵיהֶם (ספרא):
6 И СКАЗАЛ МОШЕ АѓАРОНУ И ЕГО СЫНОВЬЯМ ЭЛЬАЗАРУ И ИТАМАРУ: «ВОЛОСЫ НЕ ОТРАЩИВАЙТЕ И НЕ РВИТЕ ОДЕЖДЫ, ЧТОБЫ ВАМ НЕ УМЕРЕТЬ, И ОН ПРОГНЕВАЕТСЯ НА ВСЮ ОБЩИНУ. А ВАШИ БРАТЬЯ, ВЕСЬ ДОМ ИЗРАИЛЯ, БУДУТ ОПЛАКИВАТЬ СОЖЖЕННЫХ, КОТОРЫХ СЖЕГ ГОСПОДЬ.   ווַיֹּ֣אמֶר משֶׁ֣ה אֶל־אַֽהֲרֹ֡ן וּלְאֶלְעָזָר֩ וּלְאִֽיתָמָ֨ר | בָּנָ֜יו רָֽאשֵׁיכֶ֥ם אַל־תִּפְרָ֣עוּ | וּבִגְדֵיכֶ֤ם לֹֽא־תִפְרֹ֨מוּ֙ וְלֹ֣א תָמֻ֔תוּ וְעַ֥ל כָּל־הָֽעֵדָ֖ה יִקְצֹ֑ף וַֽאֲחֵיכֶם֙ כָּל־בֵּ֣ית יִשְׂרָאֵ֔ל יִבְכּוּ֙ אֶת־הַשְּׂרֵפָ֔ה אֲשֶׁ֖ר שָׂרַ֥ף יְהֹוָֽה:
«…НЕ ОТРАЩИВАЙТЕ…»:

– [скорбящим о смерти сыновей аѓарона дано повеление] «не отпускайте волосы». отсюда был сделан вывод, что [всем] скорбящим запрещено стричься. [изначально же, при трауре по сыновьям аѓарона, это было запрещено], чтобы не смешивали [свой траур] с праздником вездесущего17.

  אַל־תִּפְרָעוּ: אַל תְּגַדְּלוּ שֵׂעָר, מִכָּאן שֶׁאָבֵל אָסוּר בְּתִסְפֹּרֶת, אֲבָל אַתֶּם אַל תְּעַרְבְּבוּ שִׂמְחָתוֹ שֶׁל מָקוֹם (מועד קטן י"ד):
«…ЧТОБЫ ВАМ НЕ УМЕРЕТЬ…»:

– если вы это сделаете, то умрете18.

  וְלֹא תָמֻתוּ: הָא אִם תַּעֲשׂוּ תָּמוּתוּ (ספרא):
«А ВАШИ БРАТЬЯ, ВЕСЬ ДОМ ИЗРАИЛЯ…»:

– отсюда мы видим, что [личное] горе мудрецов, знатоков торы, становится трауром всего народа19.

  וַֽאֲחֵיכֶם כָּל־בֵּית יִשְׂרָאֵל: מִכָּאן שֶׁצָּרָתָן שֶׁל תַּלְמִידֵי חֲכָמִים מֻטֶּלֶת עַל הַכֹּל לְהִתְאַבֵּל בָּהּ (מועד קטן כ"ח):
7 И ОТ ВХОДА В ШАТЕР СОБРАНИЯ НЕ ОТХОДИТЕ, А ТО УМРЕТЕ, ИБО НА ВАС МАСЛО ПОМАЗАНИЯ ГОСПОДНЯ». И СДЕЛАЛИ ОНИ ПО СЛОВУ МОШЕ.   זוּמִפֶּ֩תַח֩ אֹ֨הֶל מוֹעֵ֜ד לֹ֤א תֵֽצְאוּ֙ פֶּן־תָּמֻ֔תוּ כִּי־שֶׁ֛מֶן מִשְׁחַ֥ת יְהֹוָ֖ה עֲלֵיכֶ֑ם וַיַּֽעֲשׂ֖וּ כִּדְבַ֥ר משֶֽׁה:
8И ГОСПОДЬ СКАЗАЛ АѓАРОНУ ТАК:   חוַיְדַבֵּ֣ר יְהֹוָ֔ה אֶל־אַֽהֲרֹ֖ן לֵאמֹֽר:
9 «ВИНА И ОПЬЯНЯЮЩЕГО НЕ ПЕЙ НИ ТЫ, НИ ТВОИ СЫНОВЬЯ С ТОБОЙ, КОГДА ВЫ ВХОДИТЕ В ШАТЕР СОБРАНИЯ, ЧТОБЫ ВЫ НЕ УМЕРЛИ; ЭТО ВЕЧНЫЙ ЗАКОН НА ВСЕ ВАШИ ПОКОЛЕНИЯ,   טיַ֣יִן וְשֵׁכָ֞ר אַל־תֵּ֣שְׁתְּ | אַתָּ֣ה | וּבָנֶ֣יךָ אִתָּ֗ךְ בְּבֹֽאֲכֶ֛ם אֶל־אֹ֥הֶל מוֹעֵ֖ד וְלֹ֣א תָמֻ֑תוּ חֻקַּ֥ת עוֹלָ֖ם לְדֹרֹֽתֵיכֶֽם:
«ВИНА И ОПЬЯНЯЮЩЕГО…»:

– вина до опьянения [не пейте]21.

  יַיִן וְשֵׁכָר: יַיִן דֶּרֶךְ שִׁכְרוּתוֹ (ספרא):
«…КОГДА ВЫ ВХОДИТЕ В ШАТЕР СОБРАНИЯ…»:

– может показаться, что этот закон касается только входа в святилище. откуда же известно, что то же [правило] распространяется и на приближение к жертвеннику? омовение рук требуется и для входа в шатер, и для приближения к жертвеннику. поскольку вход в святилище и приближение к жертвеннику требуют одинаковой подготовки (омовения рук), можно сделать вывод, что оба действия в равной мере требуют [трезвости]22.

  בְּבֹֽאֲכֶם אֶל־אֹהֶל מוֹעֵד: אֵין לִי אֶלָּא בְּבֹאֲכֶם לַהֵיכָל, בְּגִשְׁתָּם לַמִּזְבֵּחַ מִנַּיִן? נֶאֱמַר כָּאן בִּיאַת אֹהֶל מוֹעֵד וְנֶאֱמַר בְּקִדּוּשׁ יָדַיִם וְרַגְלַיִם בִּיאַת אֹהֶל מוֹעֵד, מַה לְּהַלָּן עָשָׂה גִישַׁת מִזְבֵּחַ כְּבִיאַת אֹהֶל מוֹעֵד, אַף כָּאן עָשָׂה גִישַׁת מִזְבֵּחַ כְּבִיאַת אֹהֶל מוֹעֵד (שם):
10 ЧТОБЫ ВЫ МОГЛИ РАЗЛИЧАТЬ МЕЖДУ СВЯЩЕННЫМ И НЕСВЯЩЕННЫМ, МЕЖДУ НЕЧИСТЫМ И ЧИСТЫМ,   יוּֽלֲהַבְדִּ֔יל בֵּ֥ין הַקֹּ֖דֶשׁ וּבֵ֣ין הַחֹ֑ל וּבֵ֥ין הַטָּמֵ֖א וּבֵ֥ין הַטָּהֽוֹר:
«…РАЗЛИЧАТЬ…»:

– [трезвость позволяет священнику] отличить священное служение от оскверненного. отсюда мы делаем вывод, что, если кто-нибудь служил [в святилище пьяным], его служение недействительно23.

  וּֽלֲהַבְדִּיל: כְּדֵי שֶׁתַּבְדִּילוּ בֵּין עֲבוֹדָה קְדוֹשָׁה לִמְחֻלֶּלֶת, הָא לָמַדְתָּ שֶׁאִם עָבַד עֲבוֹדָתוֹ פְסוּלָה (שם):
11 И НАУЧИТЬ СЫНОВ ИЗРАИЛЯ ВСЕМ ЗАКОНАМ, КОТОРЫЕ ПЕРЕДАЛ ИМ ГОСПОДЬ ЧЕРЕЗ МОШЕ».   יאוּלְהוֹרֹ֖ת אֶת־בְּנֵ֣י יִשְׂרָאֵ֑ל אֵ֚ת כָּל־הַ֣חֻקִּ֔ים אֲשֶׁ֨ר דִּבֶּ֧ר יְהֹוָ֛ה אֲלֵיהֶ֖ם בְּיַד־משֶֽׁה:
«И НАУЧИТЬ…»:

– отсюда делается вывод, что запрещено преподавать [закон и выносить ѓалахические решения] в состоянии опьянения. может быть, [и за этот проступок нарушитель] будет подлежать смерти? нет, тора говорит: «[вина и опьяняющего не пей] ни ты, ни твои сыновья с тобой…» – [только] священники, служащие в опьянении, подлежат смерти, но мудрецы, обучающие закону, – нет24.

  וּלְהוֹרֹת: לִמֵּד שֶׁאָסוּר שִׁכּוֹר בְּהוֹרָאָה, יָכוֹל יְהֵא חַיָּב מִיתָה, תַּלְמוּד לוֹמָר אַתָּה וּבָנֶיךָ אִתָּךְ, וְלֹא תָמֻתוּ, כֹּהֲנִים בַּעֲבוֹדָתָם בְּמִיתָה, וְאֵין חֲכָמִים בְּהוֹרָאָתָן בְּמִיתָה (שם):
12 И ГОВОРИЛ МОШЕ АѓАРОНУ И ЭЛЬАЗАРУ С ИТАМАРОМ, ОСТАВШИМСЯ У ТОГО СЫНОВЬЯМ: «ВОЗЬМИТЕ ХЛЕБНОЕ ПОДНОШЕНИЕ, ОСТАВШЕЕСЯ ОТ ОГНЕПАЛИМЫХ ЖЕРТВ ГОСПОДНИХ, И ЕШЬТЕ ЕГО ПРЕСНЫМ У ЖЕРТВЕННИКА, ПОСКОЛЬКУ ОНО – СВЯТАЯ СВЯТЫХ.   יבוַיְדַבֵּ֨ר משֶׁ֜ה אֶל־אַֽהֲרֹ֗ן וְאֶ֣ל אֶ֠לְעָזָ֠ר וְאֶל־אִ֨יתָמָ֥ר | בָּנָיו֘ הַנּֽוֹתָרִים֒ קְח֣וּ אֶת־הַמִּנְחָ֗ה הַנּוֹתֶ֨רֶת֙ מֵֽאִשֵּׁ֣י יְהֹוָ֔ה וְאִכְל֥וּהָ מַצּ֖וֹת אֵ֣צֶל הַמִּזְבֵּ֑חַ כִּ֛י קֹ֥דֶשׁ קָֽדָשִׁ֖ים הִֽוא:
«…ОСТАВШИМСЯ…»:

– [оставшимся] после смертного [приговора]. из этих [излишних] слов мы делаем вывод, что [все сыновья аѓарона] были повинны смерти за грех [изготовления] золотого тельца. об этом и сказано: «на аѓарона же очень разгневался господь, чтобы истребить – להשמידו леѓашмидо – его». [этот глагол от корня] שמד шмд [означает] потерю детей, как сказано: «…и уничтожил – ואשמיד веашмид – я плод его вверху [и корни его внизу]»25. и [хотя были обречены на смерть все четыре сына аѓарона], молитва моше смягчила наказание вдвое, как сказано: «…а я молился также за аѓарона в то время»26 27.

  הַנּֽוֹתָרִים: מִן הַמִּיתָה, מְלַמֵּד שֶׁאַף עֲלֵיהֶן נִקְנְסָה מִיתָה עַל עֲוֹן הָעֵגֶל, הוּא שֶׁנֶּאֱמַר (דברים ט'), וּבְאַהֲרֹן הִתְאַנַּף ה' מְאֹד לְהַשְׁמִידוֹ, וְאֵין הַשְׁמָדָה אֶלָּא כִלּוּי בָּנִים, שֶׁנֶּאֱמַר (עמוס ב'), וָאַשְׁמִיד פִּרְיוֹ מִמַּעַל, וּתְפִלָּתוֹ שֶׁל מֹשֶׁה בִּטְּלָה מֶחֱצָה, שֶׁנֶּאֱמַר (דברים ט'), וָאֶתְפַּלֵּל גַּם בְּעַד אַהֲרֹן בָּעֵת הַהִיא:
«ВОЗЬМИТЕ… ПОДНОШЕНИЕ…»:

– [в виде исключения вам дозволено есть хлебное приношение], хотя [в период между кончиной близкого родственника и его похоронами] вы находитесь в трауре, а [обычным] скорбящим в такое время запрещено есть святые жертвы.

  קְחוּ אֶת־הַמִּנְחָה: אַף עַל פִּי שֶׁאַתֶּם אוֹנְנִין וְקָדָשִׁים אֲסוּרִים לְאוֹנֵן:
«…ПОДНОШЕНИЕ…»:

– это было хлебное приношение восьмого дня посвящения и хлебное приношение нахшона28.

  אֶת־הַמִּנְחָה: זוֹ מִנְחַת שְׁמִינִי וּמִנְחַת נַחְשׁוֹן (ספרא):
«…И ЕШЬТЕ ЕГО ПРЕСНЫМ…»:

– к чему это сказано? поскольку [выше] речь шла о подношении всего общества, к тому же однократном и не заповеданным [будущим] поколениям, здесь нужно было уточнить, что таково общее правило для всех хлебных подношений.

  וְאִכְלוּהָ מַצּוֹת: מַה תַּלְמוּד לוֹמָר? לְפִי שֶׁהִיא מִנְחַת צִבּוּר וּמִנְחַת שָׁעָה וְאֵין כַּיּוֹצֵא בָהּ לְדּוֹרוֹת, הֻצְרַךְ לְפָרֵשׁ בָּהּ דִּין שְׁאָר מְנָחוֹת (שם):
13 И ЕШЬТЕ ЕГО НА СВЯТОМ МЕСТЕ, ПОТОМУ ЧТО ЭТО ДОЛЯ ТВОЯ И ТВОИХ СЫНОВЕЙ ОТ ОГНЕПАЛИМЫХ ЖЕРТВ ГОСПОДНИХ, ИБО ТАК МНЕ ВЕЛЕНО.   יגוַֽאֲכַלְתֶּ֤ם אֹתָהּ֙ בְּמָק֣וֹם קָד֔וֹשׁ כִּ֣י חָקְךָ֤ וְחָק־בָּנֶ֨יךָ֙ הִ֔וא מֵֽאִשֵּׁ֖י יְהֹוָ֑ה כִּי־כֵ֖ן צֻוֵּֽיתִי:
«…ДОЛЯ ТВОЯ И ТВОИХ СЫНОВЕЙ…»:

– [у сыновей аѓарона есть доля в хлебных подношениях], но у дочерей нет доли в [этих] святынях32.

  וְחָק־בָּנֶיךָ: אֵין לַבָּנוֹת חֹק בַּקֳּדָשִׁים (שם):
«…И БО ТАК МНЕ ВЕЛЕНО».:

– [так заповедано: даже] в трауре, [еще не похоронив умершего], ешьте это [подношение]33.

  כִּי כֵן צֻוֵּֽיתִי: בַּאֲנִינוּת יֹאכְלוּהָ (שם; זבחים ק"א):
14 И ГРУДИНУ, [КОТОРУЮ] ВЗДЫМАЕТ [СВЯЩЕННИК НА ЖЕРТВЕННИКЕ], И ГОЛЕНЬ, [ПРИНОСИМУЮ ЕМУ] В ДАР, ЕШЬТЕ В ЧИСТОМ МЕСТЕ, ТЫ И С ТОБОЮ ТВОИ СЫНОВЬЯ И ДОЧЕРИ, ПОСКОЛЬКУ ОНИ ДАНЫ В ДОЛЮ ТЕБЕ И ТВОИМ СЫНОВЬЯМ ИЗ МИРНЫХ ЖЕРТВ СЫНОВ ИЗРАИЛЯ.   ידוְאֵת֩ חֲזֵ֨ה הַתְּנוּפָ֜ה וְאֵ֣ת | שׁ֣וֹק הַתְּרוּמָ֗ה תֹּֽאכְלוּ֙ בְּמָק֣וֹם טָה֔וֹר אַתָּ֕ה וּבָנֶ֥יךָ וּבְנֹתֶ֖יךָ אִתָּ֑ךְ כִּֽי־חָקְךָ֤ וְחָק־בָּנֶ֨יךָ֙ נִתְּנ֔וּ מִזִּבְחֵ֥י שַׁלְמֵ֖י בְּנֵ֥י יִשְׂרָאֵֽל:
«И ГРУДИНУ, [КОТОРУЮ] ВЗДЫМАЕТ [СВЯЩЕННИК НА ЖЕРТВЕННИКЕ]…»:

– [речь идет об] общественной мирной жертве, [то есть о быке и баране]35.

  וְאֵת חֲזֵה הַתְּנוּפָה: שֶׁל שַׁלְמֵי צִבּוּר.
«…ЕШЬТЕ В ЧИСТОМ МЕСТЕ…»:

– а разве предшествующие [жертвы] ели в оскверненном месте?! нет, но то [были жертвы из категории] «святые святых», которые можно есть только во [дворе] святилища, а эти [жертвы] нет необходимости есть между завесами [двора святилища], но можно есть их во [всем] стане израиля. это место [тоже] чисто, ведь туда не входят прокаженные. отсюда мы делаем вывод, что «легкие» святыни можно есть во всем городе [иерусалиме]36.

  תֹּֽאכְלוּ בְּמָקוֹם טָהוֹר: וְכִי אֶת הָרִאשׁוֹנִים אָכְלוּ בְּמָקוֹם טָמֵא? אֶלָּא הָרִאשׁוֹנִים שֶׁהֵם קָדְשֵׁי קֳדָשִׁים הֻזְקְקָה אֲכִילָתָם בְּמָקוֹם קָדוֹשׁ, אֲבָל אֵלּוּ אֵין צְרִיכִים תּוֹךְ הַקְּלָעִים אֲבָל צְרִיכִים הֵם לֵאָכֵל תּוֹךְ מַחֲנֵה יִשְׂרָאֵל שֶׁהוּא טָהוֹר מִלִּכָּנֵס שָׁם מְצֹרָעִים; מִכָּאן שֶׁקָּדָשִׁים קַלִּים נֶאֱכָלִין בְּכָל הָעִיר (שם נ"ה):
«…ТЫ И С ТОБОЮ ТВОИ СЫНОВЬЯ И ДОЧЕРИ…»:

– у тебя и твоих сыновей есть доля [в мясе жертвы], а у дочерей нет. но если вы дадите им по вашему желанию, то и они могут есть грудины и голени. или, может быть, это следует понимать так, что и у дочерей есть доля [в мясе жертвы]? нет, тора говорит: «в долю тебе и твоим сыновьям» – доля сыновей, но не дочерей37.

  אַתָּה וּבָנֶיךָ וּבְנֹתֶיךָ: אַתָּה וּבָנֶיךָ בְּחֵלֶק אֲבָל בְּנוֹתֶיךָ לֹא בְחֵלֶק, אֶלָּא אִם תִּתְּנוּ לָהֶם מַתָּנוֹת רַשָּׁאוֹת הֵן לֶאֱכֹל בְּחָזֶה וְשׁוֹק, אוֹ אֵינוֹ אֶלָּא אַף הַבָּנוֹת בְּחֵלֶק? תַּלְמוּד לוֹמַר כִּי חָקְךָ וְחָק בָּנֶיךָ נִתְּנוּ — חֹק לַבָּנִים וְאֵין חֹק לַבָּנוֹת (ספרא):
15ГОЛЕНЬ, [ПРИНОСИМУЮ] В ДАР, И ГРУДИНУ, [КОТОРУЮ] ВЗДЫМАЕТ [СВЯЩЕННИК НА ЖЕРТВЕННИКЕ], НА ЖИРЕ ОГНЕПАЛИМЫХ ЖЕРТВ ОНИ ДОЛЖНЫ ПРИНОСИТЬ ДЛЯ ВЗДЫМАНИЯ ПРЕД ГОСПОДОМ, И БУДЕТ ЭТО ТЕБЕ И ТВОИМ СЫНОВЬЯМ УСТАНОВЛЕННОЙ ВЕЧНОЙ ДОЛЕЙ, КАК ПОВЕЛЕЛ ГОСПОДЬ».   טושׁ֣וֹק הַתְּרוּמָ֞ה וַֽחֲזֵ֣ה הַתְּנוּפָ֗ה עַ֣ל אִשֵּׁ֤י הַֽחֲלָבִים֙ יָבִ֔יאוּ לְהָנִ֥יף תְּנוּפָ֖ה לִפְנֵ֣י יְהֹוָ֑ה וְהָיָ֨ה לְךָ֜ וּלְבָנֶ֤יךָ אִתְּךָ֙ לְחָק־עוֹלָ֔ם כַּֽאֲשֶׁ֖ר צִוָּ֥ה יְהֹוָֽה:
«ГОЛЕНЬ, [ПРИНОСИМУЮ] В ДАР, И ГРУДИНУ, [КОТОРУЮ] ВЗДЫМАЕТ [СВЯЩЕННИК НА ЖЕРТВЕННИКЕ]…»:

– [определения, сопровождающие слова «голень» и «грудина», происходят] от глаголов «взмахивать» и«возносить»38. если так, то почему [писание] разделило [описание этих действий] на пары: «голень возношения» и «грудина взмахивания» (букв.)? этого мы не знаем, ведь обеими [частями жертвы] следует размахивать по вертикали и по горизонтали.

  שוק התרומה וחזה התנופה: לשון אשר הונף ואשר הורם. תנופה מוליך ומביא, תרומה מעלה ומוריד. ולמה חלקן הכתוב, תרומה בשוק ותנופה בחזה, לא ידענו, ששניהם בהרמה והנפה:
«…НА ЖИРЕ ОГНЕПАЛИМЫХ ЖЕРТВ…»:

– отсюда видно, что жир во время горизонтальных движений находится внизу [под грудиной] противоречие между этими тремя стихами я уже разъяснил в главе «повели…»39.

  עַל אִשֵּׁי הַֽחֲלָבִים: מִכָּאן שֶׁהַחֲלָבִים לְמַטָּה בִּשְׁעַת תְּנוּפָה, וְיִשּׁוּב הַמִּקְרָאוֹת שֶׁלֹּא יַכְחִישׁוּ זֶה אֶת זֶה כְּבָר פֵּרַשְׁתִּי אֶת שְׁלָשְׁתָּן בְּצַו אֶת אַהֲרֹן:
16КОЗЛА, [ПРИНОСИМОГО] В ЖЕРТВУ ЗА ГРЕХ, ИСКАТЬ ИСКАЛ МОШЕ, НО ТОТ БЫЛ СОЖЖЕН. И РАЗГНЕВАЛСЯ ОН НА ЭЛЬАЗАРА И НА ИТАМАРА, ОСТАВШИХСЯ СЫНОВ АѓАРОНА, ГОВОРЯ:   טזוְאֵ֣ת | שְׂעִ֣יר הַֽחַטָּ֗את דָּר֥שׁ דָּרַ֛שׁ משֶׁ֖ה וְהִנֵּ֣ה שׂרָ֑ף וַ֠יִּקְצֹ֠ף עַל־אֶלְעָזָ֤ר וְעַל־אִֽיתָמָר֙ בְּנֵ֣י אַֽהֲרֹ֔ן הַנּֽוֹתָרִ֖ם לֵאמֹֽר:
КОЗЛА, [ПРИНОСИМОГО] В ЖЕРТВУ ЗА ГРЕХ…:

– [это был] козел для дополнительной жертвы новомесячья. три козла были принесены в жертву за грех в тот день: козел [в жертву] посвящения41,и козел, принесенный [в жертву] нахшоном [добровольная жертва, открывшая череду жертв глав колен израиля], и козел [в жертву] новомесячья. но только этот [один козел из трех] был сожжен, [и его мясо не было съедено]. мнения мудрецов израиля о [причине] этого разделились. некоторые считают, что он был сожжен потому, что нечто нечистое прикоснулось к нему. другие говорят, что он был сожжен из-за того, что священники были в трауре [ведь еще не были похоронены умершие надав и авиѓу]. в отношении жертв, приносившихся только в тот момент по прямому приказу моше, [то есть козла – жертвы, принесенной нахшоном, и козла, приносимого в жертву в ходе ритуала посвящения], они положились на данное им разрешение есть [мясо этих жертв] в скорби, как сказал [моше] о хлебном подношении: «пресным ешьте его» – [даже сейчас, в трауре]. но эта жертва [козел новомесячья] была обязательной для всех поколений, [а такие жертвы есть в трауре нельзя, и их нужно сжечь].

  שְׂעִיר הַֽחַטָּאת: שְׂעִיר מוּסְפֵי רֹאשׁ חֹדֶשׁ; וּשְׁלֹשָׁה שְׂעִירֵי חַטָּאוֹת קָרְבוּ בוֹ בַיּוֹם, שְׂעִיר עִזִּים וּשְׂעִיר נַחְשׁוֹן וּשְׂעִיר רֹאשׁ חֹדֶשׁ, וּמִכֻּלָּן לֹא נִשְׂרַף אֶלָּא זֶה; וְנֶחְלְקוּ בַדָּבָר חַכְמֵי יִשְֹרָאֵל, יֵשׁ אוֹמְרִים מִפְּנֵי הַטֻּמְאָה שֶׁנָּגְעָה בוֹ נִשְׂרַף, וְיֵשׁ אוֹמְרִים מִפְּנֵי אֲנִינוּת נִשְׂרַף, לְפִי שֶׁהוּא קָדְשֵׁי דוֹרוֹת, אֲבָל בְּקָדְשֵׁי שָׁעָה סָמְכוּ עַל מֹשֶׁה שֶׁאָמַר לָהֶם בַּמִּנְחָה וְאִכְלוּהָ מַצּוֹת (ספרא; זבחים ק"א):
…И СКАТЬ ИСКАЛ…:

– [в стихе дважды употреблен глагол «искать». это слово также означает «спрашивать», «допрашивать». моше] искал ответ на два вопроса: почему этот [козел] сожжен и почему [два] других съедены. так сказано в торат коѓаним42.

  דָּרשׁ דָּרַשׁ: שְׁתֵּי דְרִישׁוֹת: מִפְּנֵי מָה נִשְׂרַף זֶה? וּמִפְּנֵי מָה נֶאֶכְלוּ אֵלּוּ? כָּךְ הִיא בְּתוֹרַת כֹּהֲנִים:
…НА ЭЛЬАЗАРА И НА ИТАМАРА…:

– из уважения к аѓарону он обратил свой гнев на его сыновей43.

  עַל־אֶלְעָזָר וְעַל־אִֽיתָמָר: בִּשְׁבִיל כְּבוֹדוֹ שֶׁל אַהֲרֹן הָפַךְ פָּנָיו כְּנֶגֶד הַבָּנִים וְכָעַס (ספרא):
…ГОВОРЯ...:

– [что же сказал им?] «отвечайте мне на мои слова!»44

  לֵאמֹֽר: אָמַר לָהֶם הֲשִׁיבוּנִי עַל דְּבָרַי (שם):
17 «ПОЧЕМУ ВЫ НЕ ЕЛИ [МЯСО] ЭТОЙ ЖЕРТВЫ ЗА ГРЕХ В СВЯТОМ МЕСТЕ? ВЕДЬ ОНА – СВЯТАЯ СВЯТЫХ, И ЕЕ ОН ДАЛ ВАМ, ЧТОБЫ ПРОСТИТЬ ВИНУ ОБЩИНЫ, ДЛЯ ЕЕ ИСКУПЛЕНИЯ ПРЕД ГОСПОДОМ.   יזמַדּ֗וּעַ לֹֽא־אֲכַלְתֶּ֤ם אֶת־הַֽחַטָּאת֙ בִּמְק֣וֹם הַקֹּ֔דֶשׁ כִּ֛י קֹ֥דֶשׁ קָֽדָשִׁ֖ים הִ֑וא וְאֹתָ֣הּ | נָתַ֣ן לָכֶ֗ם לָשֵׂאת֙ אֶת־עֲוֹ֣ן הָֽעֵדָ֔ה לְכַפֵּ֥ר עֲלֵיהֶ֖ם לִפְנֵ֥י יְהֹוָֽה:
«ПОЧЕМУ ВЫ НЕ ЕЛИ [МЯСО] ЭТОЙ ЖЕРТВЫ ЗА ГРЕХ В СВЯТОМ МЕСТЕ?»:

– но разве они [вообще] ели ее, [тем более] вне святого [места]?! разве [ее] не сожгли? зачем же говорить о святом месте? так спрашивал [моше]: «может быть, вы вынесли ее за пределы двора и она стала непригодной?»

  מַדּוּעַ לֹֽא־אֲכַלְתֶּם אֶת־הַֽחַטָּאת בִּמְקוֹם הַקֹּדֶשׁ: וְכִי חוּץ לַקֹּדֶשׁ אֲכָלוּהָ, וַהֲלֹא שְׂרָפוּהָ, וּמַה הוּא אוֹמֵר בִּמְקוֹם הַקֹּדֶשׁ, אֶלָּא אָמַר לָהֶם שֶׁמָּא חוּץ לַקְּלָעִים יָצְאָה וְנִפְסְלָה:
«…ВЕДЬ ОНА – СВЯТАЯ СВЯТЫХ…»:

– а такие жертвы становятся непригодными, если вынесены из двора святилища. но они сказали: «нет, [мы ее не выносили]». сказал им [моше]: «но если она находилась [только] в святом месте, почему вы ее не съели?»

  כִּי קֹדֶשׁ קָֽדָשִׁים הִוא: וְנִפְסֶלֶת בְּיוֹצֵא, וְהֵם אָמְרוּ לוֹ לָאו. אָמַר לָהֶם הוֹאִיל וּבִמְקוֹם הַקֹּדֶשׁ הָיְתָה, מַדּוּעַ לֹא אֲכַלְתֶּם אוֹתָהּ:
«…И ЕЕ ОН ДАЛ ВАМ, ЧТОБЫ ПРОСТИТЬ…»:

– когда священники едят [мясо жертв], искупаются грехи владельцев [жертв]49.

  וְאֹתָהּ נָתַן לָכֶם לָשֵׂאת וגו': שֶׁהַכֹּהֲנִים אוֹכְלִים וּבְעָלִים מִתְכַּפְּרִים:
«…ПРОСТИТЬ ВИНУ ОБЩИНЫ…»:

– отсюда мы делаем вывод, что речь идет о козле, приносимом в жертву в новомесячье, потому что [именно эта жертва] искупает грех нечистоты в святилище и при жертвоприношениях. ведь жертва восьмого [дня вступления священников в служение] и жертва нахшона не были принесены в искупление [греха]50.

  לָשֵׂאת אֶת־עֲוֹן הָֽעֵדָה: מִכָּאן לָמַדְנוּ שֶׁשְּׂעִיר רֹאשׁ חֹדֶשׁ הָיָה, שֶׁהוּא מְכַפֵּר עַל עֲוֹן טֻמְאַת מִקְדָּשׁ וְקָדָשָׁיו, שֶׁחַטַּאת שְׁמִינִי וְחַטַּאת נַחְשׁוֹן לֹא לְכַפָּרָה בָּאוּ:
18 ВЕДЬ ЕЕ КРОВЬ НЕ БЫЛА ВНЕСЕНА ВНУТРЬ СВЯТИЛИЩА И ВЫ ДОЛЖНЫ БЫЛИ ЕСТЬ ЕЕ В СВЯТИЛИЩЕ, КАК Я ВЕЛЕЛ».   יחהֵ֚ן לֹֽא־הוּבָ֣א אֶת־דָּמָ֔הּ אֶל־הַקֹּ֖דֶשׁ פְּנִ֑ימָה אָכ֨וֹל תֹּֽאכְל֥וּ אֹתָ֛הּ בַּקֹּ֖דֶשׁ כַּֽאֲשֶׁ֥ר צִוֵּֽיתִי:
«ВЕДЬ… НЕ БЫЛА ВНЕСЕНА…»:

– если бы [кровь жертвы] была внесена [в святилище], вы должны были бы сжечь [жертву], как сказано: «а всякая жертва за грех, кровь которой вносится в шатер собрания [для искупления в святилище, не должна быть съедена: она должна быть сожжена]»51 52.

  הֵן לֹֽא־הוּבָא וגו': שֶׁאִלּוּ הוּבָא, הָיָה לָכֶם לְשָֹרְפָהּ, כְּמוֹ שֶׁנֶּאֱמַר (ויקרא ו'), וְכָל חַטָּאת אֲשֶׁר יוּבָא מִדָּמָהּ וְגוֹ' (פסחים פ"ב):
«…И ВЫ ДОЛЖНЫ БЫЛИ ЕСТЬ ЕЕ…»:

– вы должны были есть ее, хотя и находитесь в глубоком трауре [по еще не похороненным братьям].

  אכל תֹּֽאכְלוּ אֹתָהּ: הָיָה לָכֶם לְאָכְלָהּ אַף עַל פִּי שֶׁאַתֶּם אוֹנְנִים:
«…КАК Я ВЕЛЕЛ».:

– [вы должны были есть эту жертву, как я повелел] вам, [говоря] о хлебном подношении.

  כַּֽאֲשֶׁר צִוֵּֽיתִי: לָכֶם בַּמִּנְחָה:
19 И ГОВОРИЛ АѓАРОН МОШЕ: «ВЕДЬ СЕГОДНЯ ПРИНЕСЛИ ЖЕРТВУ ЗА ГРЕХ И ВСЕСОЖЖЕНИЕ ПРЕД ГОСПОДОМ; И ТАКОЕ СЛУЧИЛОСЬ СО МНОЙ; А ЕСЛИ Я БЫ ЕЛ [МЯСО] ЖЕРТВЫ СЕГОДНЯ, БЫЛО БЫ ЭТО УГОДНО ГОСПОДУ?!»   יטוַיְדַבֵּ֨ר אַֽהֲרֹ֜ן אֶל־משֶׁ֗ה הֵ֣ן הַ֠יּ֠וֹם הִקְרִ֨יבוּ אֶת־חַטָּאתָ֤ם וְאֶת־עֹֽלָתָם֙ לִפְנֵ֣י יְהֹוָ֔ה וַתִּקְרֶ֥אנָה אֹתִ֖י כָּאֵ֑לֶּה וְאָכַ֤לְתִּי חַטָּאת֙ הַיּ֔וֹם הַיִּיטַ֖ב בְּעֵינֵ֥י יְהֹוָֽה:
И ГОВОРИЛ АѓАРОН…:

– глагол от корня דבר двр – «говорить» – означает нелицеприятную, дерзкую речь. так сказано: «и возроптал – וידבר ваедабер – [народ на бога и на моше]…» 53 но почему моше гневался на эльазара и итамара, а отвечал [ему] аѓарон?! этого требует вежливость. [эльазар и итамар] подумали: «не пристало, чтобы отец сидел, а мы говорили [с моше] в его присутствии, ведь не подобает, чтобы ученик отвечал [на порицания] учителя». а может быть, эльазар не умел отвечать? нет, тора говорит: «и сказал эльазар-священник воинам…»54 – когда хотел, он мог говорить в присутствии моше и глав колен [израиля]. так я читал в сифрей55 зута56.

  וַיְדַבֵּר אַֽהֲרֹן: אֵין לְשׁוֹן דִּבּוּר אֶלָּא לְשׁוֹן עַז, שֶׁנֶּאֱמַר וַיְדַבֵּר הָעָם וְגוֹ' (במדבר כ"א), אֶפְשָׁר מֹשֶׁה קָצַף עַל אֶלְעָזָר וְעַל אִיתָמָר וְאַהֲרֹן מְדַבֵּר? הָא יָדַעְתָּ שֶׁלֹּא הָיְתָה אֶלָּא מִדֶּרֶךְ כָּבוֹד; אָמְרוּ: אֵינוֹ בַדִּין שֶׁיְּהֵא אָבִינוּ יוֹשֵׁב וְאָנוּ מְדַבְּרִים לְפָנָיו, וְאֵינוֹ בַדִּין שֶׁיְּהֵא תַלְמִיד מֵשִׁיב אֶת רַבּוֹ; יָכוֹל מִפְּנֵי שֶׁלֹּא הָיָה בְאֶלְעָזָר לְהָשִׁיב? תַּלְמוּד לוֹמָר וַיֹּאמֶר אֶלְעָזָר הַכֹּהֵן אֶל אַנְשֵׁי הַצָּבָא וְגוֹמֵר (שם ל"א), הֲרֵי כְּשֶׁרָצָה, דִּבֵּר לִפְנֵי מֹשֶׁה וְלִפְנֵי הַנְּשִֹיאִים, זוֹ מָצָאתִי בְּסִפְרֵי שֶׁל פָּנִים שֵׁנִי:
«ВЕДЬ СЕГОДНЯ ПРИНЕСЛИ…»:

– о чем он говорит? моше спросил: «может быть, вы окропляли кровью в состоянии траура? а ведь совершивший служение в состоянии траура осквернил его». ответил ему аѓарон: «разве приносили жертвы они, простые священники?! я, первосвященник, приносил жертвы, [а я имею право это делать] в трауре!»57

  הֵן הַיּוֹם הִקְרִיבוּ: מַהוּ אוֹמֵר? אֶלָּא אָמַר לוֹ מֹשֶׁה: שֶׁמָּא זְרַקְתֶּם דָּמָהּ אוֹנְנִין, שֶׁאוֹנֵן שֶׁעָבַד חִלֵּל? אָמַר לוֹ אַהֲרֹן וְכִי הֵם הִקְרִיבוּ שֶׁהֵם הֶדְיוֹטוֹת? אֲנִי הִקְרַבְתִּי שֶׁאֲנִי כֹהֵן גָּדוֹל וּמַקְרִיב אוֹנֵן (זבחים ק"א):
«…И ТАКОЕ СЛУЧИЛОСЬ СО МНОЙ…»:

– «даже если бы погибшие были не сыновьями моими, а иными родственниками, по которым предписано соблюдать траур [до их похорон], я имел бы право оскверниться ради них». близкие, ради которых священник имеет право оскверняться, пе- речислены в главе о священниках58.

  וַתִּקְרֶאנָה אֹתִי כָּאֵלֶּה: אֲפִלוּ לֹא הָיוּ הַמֵּתִים בָּנַי, אֶלָּא שְׁאָר קְרוֹבִים שֶׁאֲנִי חַיָּב לִהְיוֹת אוֹנֵן עֲלֵיהֶם כְּאֵלּוּ, כְּגוֹן כָּל הָאֲמוּרִים בְּפָרָשַׁת כֹּהֲנִים שֶׁהַכֹּהֵן מִטַּמֵּא לָהֶם (ספרא).
«…ЕСЛИ Я БЫ ЕЛ [МЯСО] ЖЕРТВЫ…»:

– если бы я съел [жертву в таком состоянии], разве это было бы хорошо?

  וְאָכַלְתִּי חַטָּאת: וְאִם אָכַלְתִּי הייטב וגו':
«…СЕГОДНЯ…»:

– [днем], а ночью, [следующей за этим днем, ему уже] можно [есть жертвы], ведь [эта степень] траура длится только [до конца] дня похорон59.

  הַיּוֹם: אֲבָל אֲנִינוּת לַיְלָה מֻתָּר, שֶׁאֵין אוֹנֵן אֶלָּא יוֹם קְבוּרָה (ספרא; זבחים ק'):
«…БЫЛО БЫ ЭТО УГОДНО ГОСПОДУ?!»:

– «если тебе было сказано, [что священникам в трауре можно есть] жертвы, [которые велено совершить] лишь единожды, ты не можешь распространить это послабление на жертвы, приносимые во всех поколениях»60.

  הַיִּיטַב בְּעֵינֵי ה': אִם שָׁמַעְתָּ בְּקָדְשֵׁי שָׁעָה אֵין לְךָ לְהָקֵל בְּקָדְשֵׁי דוֹרוֹת:
20 И ВЫСЛУШАЛ МОШЕ, И СОГЛАСИЛСЯ.   כוַיִּשְׁמַ֣ע משֶׁ֔ה וַיִּיטַ֖ב בְּעֵינָֽיו:
…И СОГЛАСИЛСЯ.:

– [моше] признал [свою ошибку] и не постеснялся сказать: «[я это] слышал, но забыл»62.

  וַיִּיטַב בְּעֵינָֽיו: הוֹדָה וְלֹא בוֹשׁ לוֹמַר לֹא שָׁמַעְתִּי (זבחים ק"א):