Глава 7

1 А ВОТ ЗАКОН О ПОВИННОЙ ЖЕРТВЕ: ОНА – СВЯТАЯ СВЯТЫХ.   אוְזֹ֥את תּוֹרַ֖ת הָֽאָשָׁ֑ם קֹ֥דֶשׁ קָֽדָשִׁ֖ים הֽוּא:
«…ОНА – СВЯТАЯ СВЯТЫХ».:

– приносится в жертву только это [животное], но не замена ему.

  קֹדֶשׁ קָֽדָשִׁים הֽוּא: הוּא קָרֵב וְאֵין תְּמוּרָתוֹ קְרֵבָה (ספרא):
2 НА ТОМ МЕСТЕ, ГДЕ РЕЖУТ ЖЕРТВУ ВСЕСОЖЖЕНИЯ, СЛЕДУЕТ РЕЗАТЬ И ПОВИННУЮ ЖЕРТВУ, А КРОВЬЮ ЕЕ НУЖНО ОКРОПИТЬ КРУГОМ ЖЕРТВЕННИК.   בבִּמְק֗וֹם אֲשֶׁ֤ר יִשְׁחֲטוּ֙ אֶת־הָ֣עֹלָ֔ה יִשְׁחֲט֖וּ אֶת־הָֽאָשָׁ֑ם וְאֶת־דָּמ֛וֹ יִזְרֹ֥ק עַל־הַמִּזְבֵּ֖חַ סָבִֽיב:
«...РЕЖУТ…»:

– [употребляя множественное число, стих говорит] о многих закланиях [применительно к жертве всесожжения], чтобы включить общественное всесожжение [в общее правило о заклании] на северной стороне [жертвенника]. так как не находим общественную повинную жертву, «закалывают» во множественном числе употреблено [здесь, потому что тора повинную жертву] связывает со всесожжением.

  יִשְׁחֲטוּ: רִבָּה לָנוּ שְׁחִיטוֹת הַרְבֵּה; לְפִי שֶׁמָּצִינוּ אָשָׁם בְּצִבּוּר, נֶאֱמַר "יִשְׁחֲטוּ" — רַבִּים, וּתְלָאוֹ בְּעוֹלָה, לְהָבִיא עוֹלַת צִבּוּר לַצָּפוֹן:
3 И ВЕСЬ ЕЕ ЖИР ОН ДОЛЖЕН ПОДНЕСТИ [НА ЖЕРТВЕННИК]: КУРДЮК, И ЖИР, ПОКРЫВАЮЩИЙ ВНУТРЕННОСТИ,   גוְאֵ֥ת כָּל־חֶלְבּ֖וֹ יַקְרִ֣יב מִמֶּ֑נּוּ אֵ֚ת הָֽאַלְיָ֔ה וְאֶת־הַחֵ֖לֶב הַֽמְכַסֶּ֥ה אֶת־הַקֶּֽרֶב:
«И ВЕСЬ ЕЕ ЖИР…»:

– до этого [стиха в торе] не были названы воскуряемые части от повинной жертвы, поэтому их понадобилось перечислить здесь. а [воскуряемые части] жертвы за грех перечислены в недельной главе ваикра.

  וְאֵת כָּל־חֶלְבּוֹ וגו': עַד כָּאן לֹא נִתְפָּרְשׁוּ אֵמוּרִין בָּאָשָׁם, לְכָךְ הֻצְרַךְ לְפָרְשָׁם כָּאן, אֲבָל חַטָּאת כְּבָר נִתְפָּרֵשׁ בָּהּ בְּפָרָשַׁת וַיִּקְרָא:
«…КУРДЮК…»:

– поскольку повинной жертвой может быть только баран или ягненок, для них [в список воскуряемых частей] включен и курдюк.

  אֵת הָֽאַלְיָה: לְפִי שֶׁאָשָׁם אֵינוֹ בָּא אֶלָּא אַיִל אוֹ כֶּבֶשׂ, וְאַיִל וְכֶבֶשׂ נִתְרַבּוּ בְּאַלְיָה:
4 И ОБЕ ПОЧКИ, И ЖИР, ЧТО НА НИХ, ЧТО НАД ПОДБРЮШЬЕМ, И ПРИДАТОК, ЧТО НАД ПЕЧЕНЬЮ; ПУСТЬ ОТДЕЛИТ ЭТО С ПОЧКАМИ.   דוְאֵת֙ שְׁתֵּ֣י הַכְּלָיֹ֔ת וְאֶת־הַחֵ֨לֶב֙ אֲשֶׁ֣ר עֲלֵיהֶ֔ן אֲשֶׁ֖ר עַל־הַכְּסָלִ֑ים וְאֶת־הַיֹּתֶ֨רֶת֙ עַל־הַכָּבֵ֔ד עַל־הַכְּלָיֹ֖ת יְסִירֶֽנָּה:
5И ВОСКУРИТ ЭТО СВЯЩЕННИК НА ЖЕРТВЕННИКЕ В ОГНЕПАЛИМУЮ ЖЕРТВУ ГОСПОДУ. ЭТО ПОВИННАЯ ЖЕРТВА.   הוְהִקְטִ֨יר אֹתָ֤ם הַכֹּהֵן֙ הַמִּזְבֵּ֔חָה אִשֶּׁ֖ה לַֽיהֹוָ֑ה אָשָׁ֖ם הֽוּא:
«…ЭТО ПОВИННАЯ ЖЕРТВА».:

– [это повинная жертва] до тех пор, пока не «потеряет свое имя»: если, скажем, хозяин жертвы умер или [еще до принесения этой жертвы] был искуплен [другой]. тогда цена [животного] предназначается для совершения всесожжений на свободном3 жертвеннике. если же такое животное было зарезано [в святилище] без особого намерения, а не отправлено на пастбище, его нельзя принести во всесожжение. однако [из ограничительного слова «это»] не следует, что повинная жертва станет недействительной, если принесена с определенным, хоть и ошибочным, намерением, несмотря на то что именно так толкуется [ограничительное слово «это»] в отношении жертвы за грех4. о повинной жертве сказано: «это повинная жертва» – только после [упоминания] воскурения ее частей, [а в отношении жертвы за грех – после упоминания убоя и до упоминания воскурения]. если же ошибочное намерение было до воскурения частей, повинная жертва остается пригодной5.

  אָשָׁם הֽוּא: עַד שֶׁיִּנָּתֵק שְׁמוֹ מִמֶּנּוּ, לִמֵּד עַל אָשָׁם שֶׁמֵּתוּ בְּעָלָיו אוֹ שֶׁנִּתְכַּפְּרוּ בְּעָלָיו, אַף עַל פִּי שֶׁעוֹמֵד לִהְיוֹת דָּמָיו עוֹלָה לְקַיִץ הַמִּזְבֵּחַ, אִם שְׁחָטוֹ סְתָם, אֵינוֹ כָּשֵׁר לְעוֹלָה קֹדֶם שֶׁנִּתַּק לִרְעִיָּה; וְאֵינוֹ בָּא לְלַמֵּד עַל הָאָשָׁם שֶׁיְּהֵא פָּסוּל שֶׁלֹּא לִשְׁמוֹ — כְּמוֹ שֶׁדָּרְשׁוּ הוּא הַכָּתוּב בַּחַטָּאת — לְפִי שֶׁאָשָׁם לֹא נֶאֱמַר בּוֹ אָשָׁם הוּא אֶלָּא לְאַחַר הַקְטָרַת אֵמוּרִין, וְהוּא עַצְמוֹ שֶׁלֹּא הֻקְטְרוּ אֵמוּרָיו כָּשֵׁר (זבחים ה'):
6 ВСЯКИЙ МУЖЧИНА ИЗ СВЯЩЕННИКОВ МОЖЕТ ЕЕ ЕСТЬ, ОНА ДОЛЖНА БЫТЬ СЪЕДЕНА НА СВЯТОМ МЕСТЕ, ОНА – СВЯТАЯ СВЯТЫХ.   וכָּל־זָכָ֥ר בַּכֹּֽהֲנִ֖ים יֹֽאכְלֶ֑נּוּ בְּמָק֤וֹם קָדוֹשׁ֙ יֵֽאָכֵ֔ל קֹ֥דֶשׁ קָֽדָשִׁ֖ים הֽוּא:
«…ОНА – СВЯТАЯ СВЯТЫХ».:

– это объяснено в торат коѓаним.

  קֹדֶשׁ קָֽדָשִׁים הֽוּא: בְּתוֹרַת כֹּהֲנִים הוּא נִדְרָשׁ:
7 ЖЕРТВА ЗА ГРЕХ, КАК И ПОВИННАЯ ЖЕРТВА, – ДЛЯ НИХ ОДИН ЗАКОН: ОНА ДОСТАЕТСЯ СВЯЩЕННИКУ, КОТОРЫЙ СОВЕРШАЕТ ЕЮ ИСКУПЛЕНИЕ.   זכַּֽחַטָּאת֙ כָּֽאָשָׁ֔ם תּוֹרָ֥ה אַחַ֖ת לָהֶ֑ם הַכֹּהֵ֛ן אֲשֶׁ֥ר יְכַפֶּר־בּ֖וֹ ל֥וֹ יִֽהְיֶֽה:
«…ДЛЯ НИХ ОДИН ЗАКОН…»:

– [закон об этих жертвах] в этом отношении един8.

  תּוֹרָה אַחַת לָהֶם: בְּדָבָר זֶה:
«…СВЯЩЕННИКУ, КОТОРЫЙ СОВЕРШАЕТ ЕЮ ИСКУПЛЕНИЕ».:

– [этот закон касается не только того священника, который сам совершает искупление, но и любого, кто мог бы это сделать], за исключением тех, кто прошел [очистительное] омовение в этот день, или должен принести искупительную жертву и еще не сделал это, или скорбящего, [еще не похоронившего умершего родственника]9.

  הַכֹּהֵן אֲשֶׁר יְכַפֶּר־בּוֹ: הָרָאוּי לְכַפָּרָה חוֹלֵק בּוֹ, פְּרָט לִטְבוּל יוֹם וּמְחֻסַּר כִּפּוּרִים וְאוֹנֵן (ספרא):
8 И ЕСЛИ СВЯЩЕННИК ПРИНОСИТ ЧЬЮ-ЛИБО ЖЕРТВУ ВСЕСОЖЖЕНИЯ, ТО ЭТОМУ СВЯЩЕННИКУ ДОСТАЕТСЯ КОЖА ОТ ВОЗНЕСЕННОЙ ИМ ЖЕРТВЫ ВСЕСОЖЖЕНИЯ.   חוְהַ֨כֹּהֵ֔ן הַמַּקְרִ֖יב אֶת־עֹ֣לַת אִ֑ישׁ ע֤וֹר הָֽעֹלָה֙ אֲשֶׁ֣ר הִקְרִ֔יב לַכֹּהֵ֖ן ל֥וֹ יִֽהְיֶֽה:
«…ШКУРА ЖИВОТНОГО, ПРИНЕСЕННОГО В КАЧЕСТВЕ ЖЕРТВЫ ВСЕСОЖЖЕНИЯ, [ДОСТАНЕТСЯ] ЭТОМУ СВЯЩЕННИКУ.»:

– [это слово] исключение составляют: совершивший омовение в этот день, и нуждающийся в искуплении, и скорбящий, которые не получают доли от кож [жертв всесожжения]13.

  עוֹר הָֽעֹלָה אֲשֶׁר הִקְרִיב לַכֹּהֵן לוֹ יִֽהְיֶֽה: פְּרָט לִטְבוּל יוֹם וּמְחֻסַּר כִּפּוּרִים וְאוֹנֵן שֶׁאֵין חוֹלְקִים בָּעוֹרוֹת (שם):
9 И ЛЮБОЕ ХЛЕБНОЕ ПОДНОШЕНИЕ, ИСПЕЧЕННОЕ В ПЕЧИ, И ЛЮБОЕ, ПРИГОТОВЛЕННОЕ В КОТЕЛКЕ ИЛИ НА СКОВОРОДЕ, ОНО ДОСТАЕТСЯ СВЯЩЕННИКУ, ПРИНОСЯЩЕМУ ЕГО [В ЖЕРТВУ].   טוְכָל־מִנְחָ֗ה אֲשֶׁ֤ר תֵּֽאָפֶה֙ בַּתַּנּ֔וּר וְכָל־נַֽעֲשָׂ֥ה בַמַּרְחֶ֖שֶׁת וְעַל־מַֽחֲבַ֑ת לַכֹּהֵ֛ן הַמַּקְרִ֥יב אֹתָ֖הּ ל֥וֹ תִֽהְיֶֽה:
«…СВЯЩЕННИКУ, ПРИНОСЯЩЕМУ ЕГО [В ЖЕРТВУ]».:

– может быть, [следует понимать это так, что приношение достается] только ему? нет, тора говорит: «…всем сыновьям аѓарона…»14 тогда, [возможно, это следует понимать так, что приношение достается] всем [священникам, без исключения]? нет, тора говорит: «священнику, приносящему его». как [это совместить]? приношение предназначается в пищу роду того священника, который служит в этот день15.

  לַכֹּהֵן הַמַּקְרִיב אֹתָהּ וגו': יָכוֹל לוֹ לְבַדּוֹ, תַּלְמוּד לוֹמָר לכל בני אהרן תהיה, יָכוֹל לְכֻלָּן, תַּלְמוּד לוֹמָר לכהן המקריב, הָא כֵּיצַד? לְבֵית אָב שֶׁל יוֹם שֶׁמַּקְרִיבִין אוֹתָהּ (שם):
10 И ВСЯКОЕ ХЛЕБНОЕ ПОДНОШЕНИЕ, СМЕШАННОЕ С ОЛИВКОВЫМ МАСЛОМ ИЛИ СУХОЕ, ПРИНАДЛЕЖИТ ВСЕМ СЫНОВЬЯМ АѓАРОНА, КАК ОДНОМУ, ТАК И ДРУГОМУ.   יוְכָל־מִנְחָ֥ה בְלוּלָֽה־בַשֶּׁ֖מֶן וַֽחֲרֵבָ֑ה לְכָל־בְּנֵ֧י אַֽהֲרֹ֛ן תִּֽהְיֶ֖ה אִ֥ישׁ כְּאָחִֽיו:
«…СМЕШАННОЕ С ОЛИВКОВЫМ МАСЛОМ…»:

– это добровольное подношение17.

  בְלוּלָֽה־בַשֶּׁמֶן: זוֹ מִנְחַת נְדָבָה:
«…И ЛИ СУХОЕ…»:

– это подношение согрешившего18 и подозревающего жену в измене19. в них не добавляют масло.

  וַֽחֲרֵבָה: זוֹ מִנְחַת חוֹטֵא וּמִנְחַת קְנָאוֹת שֶׁאֵין בָּהֶן שֶׁמֶן:
11А ВОТ ЗАКОН О МИРНОЙ ЖЕРТВЕ, КОТОРУЮ ПРИНОСЯТ ГОСПОДУ:   יאוְזֹ֥את תּוֹרַ֖ת זֶ֣בַח הַשְּׁלָמִ֑ים אֲשֶׁ֥ר יַקְרִ֖יב לַֽיהֹוָֽה:
12 ЕСЛИ КТО-ЛИБО ПРИНОСИТ ЕЕ В БЛАГОДАРНОСТЬ, ТО ОН ДОЛЖЕН ПРИНЕСТИ ВМЕСТЕ С БЛАГОДАРСТВЕННОЙ ЖЕРТВОЙ ПРЕСНЫЕ ХЛЕБЫ, [ИЗГОТОВЛЕННЫЕ ИЗ МУКИ], СМЕШАННОЙ С ОЛИВКОВЫМ МАСЛОМ, И ПРЕСНЫЕ ЛЕПЕШКИ, ПОМАЗАННЫЕ МАСЛОМ, И ЗАВАРНЫЕ ХЛЕБЫ ИЗ ТОНКОЙ ПШЕНИЧНОЙ МУКИ, СМЕШАННОЙ С ОЛИВКОВЫМ МАСЛОМ,   יבאִ֣ם עַל־תּוֹדָה֘ יַקְרִיבֶ֒נּוּ֒ וְהִקְרִ֣יב | עַל־זֶ֣בַח הַתּוֹדָ֗ה חַלּ֤וֹת מַצּוֹת֙ בְּלוּלֹ֣ת בַּשֶּׁ֔מֶן וּרְקִיקֵ֥י מַצּ֖וֹת מְשֻׁחִ֣ים בַּשָּׁ֑מֶן וְסֹ֣לֶת מֻרְבֶּ֔כֶת חַלֹּ֖ת בְּלוּלֹ֥ת בַּשָּֽׁמֶן:
«ЕСЛИ КТО-ЛИБО ПРИНОСИТ ЕЕ В БЛАГОДАРНОСТЬ…»:

– [эту жертву приносит человек] в благодарность за случившееся с ним чудо. например, [благополучно возвратившийся] из путешествия по морю, из пустыни, из тюрьмы, а также излечившийся от болезни должны благодарить [всевышнего], как сказано: «будут благодарить господа за милость и непостижимые чудеса, [явленные] людям, и будут приносить благодарственные жертвы…»20 если [человек] дал обет [принести] мирные [жертвы] в одной из этих [ситуаций], то эти мирные [жертвы являются благодарственными] и с ними должны быть принесены хлебы, о которых здесь сказано. [такие жертвы] должны быть съедены в течение дня и ночи, как сказано здесь21 22.

  אִם עַל־תּוֹדָה יַקְרִיבֶנּוּ: אִם עַל דְּבַר הוֹדָאָה עַל נֵס שֶׁנַּעֲשָׂה לוֹ, כְּגוֹן יוֹרְדֵי הַיָּם וְהוֹלְכֵי מִדְבָּרוֹת וַחֲבוּשֵׁי בֵּית הָאֲסוּרִים וְחוֹלֶה שֶׁנִּתְרַפֵּא — שֶׁהֵן צְרִיכִין לְהוֹדוֹת, שֶׁכָּתוּב בָּהֶן יוֹדוּ לַה' חַסְדּוֹ וְנִפְלְאוֹתָיו לִבְנֵי אָדָם וְיִזְבְּחוּ זִבְחֵי תוֹדָה (תהילים ק"ז) — אִם עַל אַחַת מֵאֵלֶּה נָדַר שְׁלָמִים הַלָּלוּ, שַׁלְמֵי תּוֹדָה הֵן, וּטְעוּנוֹת לֶחֶם הָאָמוּר בָּעִנְיָן, וְאֵין נֶאֱכָלִין אֶלָּא לְיוֹם וְלַיְלָה, כְּמוֹ שֶׁמְּפֹרָשׁ כָּאן:
«…ПРИНЕСТИ ВМЕСТЕ С БЛАГОДАРСТВЕННОЙ ЖЕРТВОЙ…»:

– [при жертве благодарности приносили] четыре вида хлебов: חלות халот – хлебы, רקיקין рекикин – лепешки, רבוכה ревуха – заварное тесто – это три вида пресного хлеба. а еще сказано23, [что приносили] «квасные хлебы». каждый [из четырех] видов [хлеба] приносили по десять единиц, как сказано в [трактате] менахот. а количество [муки, из которой они выпекались], – пять иерусалимских сеа, то есть шесть сеа, которыми мерили в пустыне [после исхода], а это [равно] двадцать десятых частей эфы24.

  וְהִקְרִיב עַל־זֶבַח הַתּוֹדָה: אַרְבָּעָה מִינֵי לֶחֶם — חַלּוֹת וּרְקִיקִין וּרְבוּכָה, שְׁלוֹשָׁה מִינֵי מַצָּה, וּכְתִיב עַל חַלֹּת לֶחֶם חָמֵץ וְגוֹ'; וְכָל מִין וָמִין עֶשֶׂר חַלּוֹת, כָּךְ מְפֹרָשׁ בִּמְנָחוֹת, וְשִׁעוּרָן חָמֵשׁ סְאִין יְרוּשַׁלְמִיּוֹת, שֶׁהֵן ו' מִדְבָּרִיּוֹת, כ' עִשָּׂרוֹן (מנחות ע"ו):
«…ЗАВАРНЫЕ…»:

– [это] хлеб [из муки], обильно ошпаренной кипятком25.

  מֻרְבֶּכֶת: לֶחֶם חָלוּט בְּרוֹתְחִין כָּל צָרְכּוֹ:
13 ВМЕСТЕ С КВАСНЫМИ ХЛЕБАМИ ОН ДОЛЖЕН ПРИНЕСТИ СВОЮ ЖЕРТВУ ПРИ [ПРИНЕСЕНИИ] МИРНОЙ БЛАГОДАРСТВЕННОЙ ЖЕРТВЫ.   יגעַל־חַלֹּת֙ לֶ֣חֶם חָמֵ֔ץ יַקְרִ֖יב קָרְבָּנ֑וֹ עַל־זֶ֖בַח תּוֹדַ֥ת שְׁלָמָֽיו:
«…ПРИНЕСТИ СВОЮ ЖЕРТВУ ПРИ [ПРИНЕСЕНИИ]... ЖЕРТВЫ».:

– [эти слова] означают, что хлеб не свят сам по себе. он не становится непригодным, если его вынесут из внутреннего двора или если его коснется человек, окунувшийся в тот день [и еще не окончательно очистившийся], и не исключается возможность выкупить его. [но все это так до тех пор], пока не зарезана жертва, принесенная с этим хлебом27.

  יַקְרִיב קָרְבָּנוֹ עַל־זֶבַח: מַגִּיד שֶׁאֵין הַלֶּחֶם קָדוֹשׁ קְדֻשַּׁת הַגּוּף — לִפָּסֵל בְּיוֹצֵא וּטְבוּל יוֹם וּמִלָּצֵאת לְחֻלִּין בְּפִדְיוֹן — עַד שֶׁיִּשָּׁחֵט הַזֶּבַח (ספרא):
14 И ОН ПРИНЕСЕТ [В ЖЕРТВУ] ОТ НЕЕ ПО ОДНОМУ ИЗ КАЖДОГО ПРИНОШЕНИЯ В ВОЗНОШЕНИЕ ГОСПОДУ; СВЯЩЕННИКУ, КРОПЯЩЕМУ КРОВЬЮ МИРНОЙ ЖЕРТВЫ, ДОСТАЕТСЯ ЭТО.   ידוְהִקְרִ֨יב מִמֶּ֤נּוּ אֶחָד֙ מִכָּל־קָרְבָּ֔ן תְּרוּמָ֖ה לַֽיהֹוָ֑ה לַכֹּהֵ֗ן הַזֹּרֵ֛ק אֶת־דַּ֥ם הַשְּׁלָמִ֖ים ל֥וֹ יִֽהְיֶֽה:
«…ПО ОДНОМУ ИЗ КАЖДОГО ПРИНОШЕНИЯ…»:

– одно изделие от каждого вида священник, совершающий это служение, возьмет как приношение, а остальное будет съедено хозяевами [жертвы]. и мясо [жертвы предназначено в пищу ее хозяевам], кроме ее грудины и голени, [которые отдают священнику]. [здесь это не указано], но объяснено далее28. [там описано] вздымание грудины и голени мирной жертвы, [которые получает священник], а ведь благодарственная жертва, [рассматриваемая здесь, также] относится к категории мирных29.

  אֶחָד מִכָּל־קָרְבָּן: לֶחֶם אֶחָד מִכָּל מִין וָמִין יִטֹּל תְּרוּמָה לַכֹּהֵן הָעוֹבֵד עֲבוֹדָתוֹ, וְהַשְּׁאָר נֶאֱכָל לַבְּעָלִים (מנחות ע"ז); וּבָשָׂר לַבְּעָלִים חוּץ מֵחָזֶה וְשׁוֹק שֶׁבָּהּ, כְּמוֹ שֶׁמְּפֹרָשׁ לְמַטָּה תְּנוּפַת חָזֶה וְשׁוֹק בִּשְׁלָמִים, וְהַתּוֹדָה קְרוּיָה שְׁלָמִים:
15 А МЯСО МИРНОЙ БЛАГОДАРСТВЕННОЙ ЖЕРТВЫ ДОЛЖНО БЫТЬ СЪЕДЕНО В ТОТ ДЕНЬ, КОГДА ЕЕ ПРИНОСЯТ, НЕЛЬЗЯ ОСТАВЛЯТЬ ОТ НЕГО ДО УТРА.   טווּבְשַׂ֗ר זֶ֚בַח תּוֹדַ֣ת שְׁלָמָ֔יו בְּי֥וֹם קָרְבָּנ֖וֹ יֵֽאָכֵ֑ל לֹֽא־יַנִּ֥יחַ מִמֶּ֖נּוּ עַד־בֹּֽקֶר:
«А МЯСО МИРНОЙ БЛАГОДАРСТВЕННОЙ ЖЕРТВЫ…»:

– в этом [стихе] много [избыточных] слов, которые распространяют это правило – жертва должна быть съедена за день и ночь – и на очистительную, и на повинную жертвы, и на барана, [приносимого] назиром, и на праздничную жертву четырнадцатого [нисана]30.

  וּבְשַׂר זֶבַח תּוֹדַת שְׁלָמָיו: יֵשׁ כָּאן רִבּוּיִין הַרְבֵּה, לְרַבּוֹת חַטָּאת וְאָשָׁם וְאֵיל נָזִיר וַחֲגִיגַת אַרְבָּעָה עָשָׂר שֶׁיִּהְיוּ נֶאֱכָלִין לְיוֹם וְלַיְלָה (ספרא):
«…ДОЛЖНО БЫТЬ СЪЕДЕНО В ТОТ ДЕНЬ, КОГДА ЕЕ ПРИНОСЯТ…»:

– хлеб, [сопровождающий жертву, должен быть съеден] за то же время, что и ее мясо31.

  בְּיוֹם קָרְבָּנוֹ יֵֽאָכֵל: וְכִזְמַן בְּשָׂרָהּ זְמַן לַחְמָהּ:
«…НЕЛЬЗЯ ОСТАВЛЯТЬ ОТ НЕГО ДО УТРА».:

– но можно есть всю ночь. если так, почему же [мудрецы] постановили, [что можно есть мясо этой жертвы только] до полуночи? чтобы отдалить людей от [возможности совершить по ошибке] нарушение [закона]32.

  לֹֽא־יַנִּיחַ מִמֶּנּוּ עַד־בֹּֽקֶר: אֲבָל אוֹכֵל הוּא כָּל הַלַּיְלָה, אִם כֵּן לָמָּה אָמְרוּ עַד חֲצוֹת? כְּדֵי לְהַרְחִיק אָדָם מִן הָעֲבֵרָה (שם):
16 ЕСЛИ ЖЕ ЖЕРТВА [ПРИНОСИТСЯ] ИМ ПО ОБЕТУ ИЛИ В ДОБРОВОЛЬНЫЙ ДАР, ТО ПУСТЬ ОНА БУДЕТ СЪЕДЕНА В ДЕНЬ ПРИНОШЕНИЯ ИМ ЖЕРТВЫ, А НА ДРУГОЙ ДЕНЬ МОЖЕТ БЫТЬ ДОЕДЕНО ОСТАВШЕЕСЯ ОТ НЕЕ.   טזוְאִם־נֶ֣דֶר | א֣וֹ נְדָבָ֗ה זֶ֚בַח קָרְבָּנ֔וֹ בְּי֛וֹם הַקְרִיב֥וֹ אֶת־זִבְח֖וֹ יֵֽאָכֵ֑ל וּמִמָּ֣חֳרָ֔ת וְהַנּוֹתָ֥ר מִמֶּ֖נּוּ יֵֽאָכֵֽל:
«ЕСЛИ ЖЕ ЖЕРТВА [ПРИНОСИТСЯ] ИМ ПО ОБЕТУ ИЛИ В ДОБРОВОЛЬНЫЙ ДАР…»:

– если же благодарственная жертва принесена не в благодарность за чудо, не нужно приносить вместе с ней хлеб и ее можно есть два дня [и ночь между ними], как объяснено в этом разделе.

  וְאִם־נֶדֶר אוֹ נְדָבָה: שֶׁלֹּא הֱבִיאָהּ עַל הוֹדָאָה שֶׁל נֵס, אֵינָהּ טְעוּנָה לֶחֶם, וְנֶאֱכֶלֶת לִשְׁנֵי יָמִים כְּמוֹ שֶׁמְּפֹרָשׁ בָּעִנְיָן:
«…А НА ДРУГОЙ ДЕНЬ МОЖЕТ БЫТЬ ДОЕДЕНО ОСТАВШЕЕСЯ ОТ НЕЕ».:

– [можно] есть [во второй день то, что осталось] с первого. а союз «и» – ו ве– при слове «оставшееся» излишен, [не нужен ни для контекста, ни для истолкования]. и так часто бывает в писании, например: «а это сыновья цивона: и айа, и ана…»36, «...отданы и святыня, и воинство на попрание»37.

  וּמִמָּחֳרָת וְהַנּוֹתָר מִמֶּנּוּ: בָּרִאשׁוֹן יאכל. וי"ו זוֹ יְתֵרָה הִיא, וְיֵשׁ כָּמוֹהָ הַרְבֵּה בַּמִּקְרָא, כְּגוֹן וְאֵלֶה בְנֵי צִבְעוֹן וְאַיָּה וַעֲנָה (בראשית ל"ו), תֵּת וְקֹדֶשׁ וְצָבָא מִרְמָס (דניאל ח'):
17А ОСТАВШЕЕСЯ НА ТРЕТИЙ ДЕНЬ МЯСО ЖЕРТВЫ ДОЛЖНО БЫТЬ СОЖЖЕНО В ОГНЕ.   יזוְהַנּוֹתָ֖ר מִבְּשַׂ֣ר הַזָּ֑בַח בַּיּוֹם֙ הַשְּׁלִישִׁ֔י בָּאֵ֖שׁ יִשָּׂרֵֽף:
18 ЕСЛИ ЖЕ МЯСО ЕГО МИРНОЙ ЖЕРТВЫ БЛАГОДАРНОСТИ БУДЕТ СЪЕДЕНО НА ТРЕТИЙ ДЕНЬ, ТО ОНА НЕУГОДНА; ОНА НЕ БУДЕТ ЗАСЧИТАНА ПРИНОСЯЩЕМУ ЕЕ, ОНА НЕПРИГОДНА, А КАЖДЫЙ ЧЕЛОВЕК, ЕВШИЙ ЕЕ, СОВЕРШИЛ ГРЕХ.   יחוְאִ֣ם הֵֽאָכֹ֣ל יֵֽ֠אָכֵ֠ל מִבְּשַׂר־זֶ֨בַח שְׁלָמָ֜יו בַּיּ֣וֹם הַשְּׁלִישִׁי֘ לֹ֣א יֵֽרָצֶה֒ הַמַּקְרִ֣יב אֹת֗וֹ לֹ֧א יֵֽחָשֵׁ֛ב ל֖וֹ פִּגּ֣וּל יִֽהְיֶ֑ה וְהַנֶּ֛פֶשׁ הָֽאֹכֶ֥לֶת מִמֶּ֖נּוּ עֲו‍ֹנָ֥הּ תִּשָּֽׂא:
«ЕСЛИ ЖЕ… БУДЕТ СЪЕДЕНО...»:

– [речь идет об ошибке священника, который] во время убоя [жертвы] подумал, что доест ее на третий день. а может быть, [это следует понимать так]: если кто-то ел [мясо этой жертвы] на третий день, то жертва стала непригодна задним числом? нет, тора говорит: «она не будет засчитана приносящему ее». это означает, что жертва может оказаться непригодной только во время приношения, но не ретроактивно, на третий день. итак, [из этого стиха следует, что] в момент принесения жертвы [священник] не должен думать, [что будет есть ее мясо и на третий день], а если эта мысль возникла – жертва непригодна38.

  וְאִם הֵֽאָכֹל יֵֽאָכֵל וגו': בִּמְחַשֵּׁב בַּשְּׁחִיטָה לְאָכְלוֹ בַּשְּׁלִישִׁי הַכָּתוּב מְדַבֵּר; יָכוֹל אִם אָכַל מִמֶּנּוּ בַּשְּׁלִישִׁי יִפָּסֵל לְמַפְרֵעַ, תַּלְמוּד לוֹמַר הַמַּקְרִיב אֹתוֹ לֹא יֵחָשֵׁב — בִּשְׁעַת הַקְרָבָה הוּא נִפְסָל וְאֵינוֹ נִפְסָל בַּשְּׁלִישִׁי; וְכֵן פֵּרוּשׁוֹ: בִּשְׁעַת הַקְרָבָתוֹ לֹא תַּעֲלֶה זֹאת בְּמַחֲשָׁבָה, וְאִם חִשֵּׁב פִּגּוּל יִהְיֶה (זבחים כ"ט):
«…КАЖДЫЙ ЧЕЛОВЕК, ЕВШИЙ ЕЕ…»:

– [тот, кто ест мясо такой жертвы] даже во время ее годности, совершил грех39.

  וְהַנֶּפֶשׁ הָֽאֹכֶלֶת מִמֶּנּוּ: אֲפִלּוּ בְּתוֹךְ הַזְּמַן עונה תשא:
19 А МЯСО [ЖЕРТВЫ], КОТОРОЕ ПРИКОСНЕТСЯ К ЧЕМУ-НИ-БУДЬ НЕЧИСТОМУ, ЕСТЬ НЕЛЬЗЯ, А НУЖНО СЖЕЧЬ В ОГНЕ. МЯСО ЖЕ – ВСЯКИЙ ЧИСТЫЙ МОЖЕТ ЕСТЬ ЭТО МЯСО.   יטוְהַבָּשָׂ֞ר אֲשֶׁר־יִגַּ֤ע בְּכָל־טָמֵא֙ לֹ֣א יֵֽאָכֵ֔ל בָּאֵ֖שׁ יִשָּׂרֵ֑ף וְהַ֨בָּשָׂ֔ר כָּל־טָה֖וֹר יֹאכַ֥ל בָּשָֽׂר:
«…МЯСО ЖЕ…»:

– [мясо] мирных жертв, коснувшееся нечистого, есть нельзя.

  וְהַבָּשָׂר: שֶׁל קֹדֶשׁ שְׁלָמִים אשר יגע בכל טמא לא יאכל:
«…МЯСО ЖЕ…»:

– [это слово в стихе повторено дважды, таким образом], в правило включается и [случай, когда] часть [туши] чуть высунулась [за пределы границ, установленных для этой жертвы]. то, что оставалось внутри, разрешено в пищу40.

  וְהַבָּשָׂר: לְרַבּוֹת אֵבֶר שֶׁיָּצָא מִקְצָתוֹ — שֶׁהַפְּנִימִי מֻתָּר (ספרא):
«…ВСЯКИЙ ЧИСТЫЙ МОЖЕТ ЕСТЬ ЭТО МЯСО».:

– к чему это сказано? читая слова «…и кровь твоих жертв должна быть излита... а мясо ешь»41, мы могли бы подумать, что только хозяин мирной жертвы может есть ее мясо. поэтому здесь сказано: «всякий чистый может есть это мясо»42.

  כָּל־טָהוֹר יֵֽאָכֵל בָּשָֽׂר: מַה תַּלְמוּד לוֹמָר? לְפִי שֶׁנֶּאֱמַר וְדַם זְבָחֶיךָ יִשָּׁפֵךְ וְגוֹ' וְהַבָּשָֹר תֹּאכֵל (דברים י"ב), יָכוֹל לֹא יֹאכְלוּ שְׁלָמִים אֶלָּא הַבְּעָלִים, לְכָךְ נֶאֱמַר כָּל טָהוֹר יֹאכַל בָּשָֹר (ספרא):
«…МЯСО ЖЕ …ВСЯКИЙ ЧИСТЫЙ МОЖЕТ ЕСТЬ ЭТО МЯСО».:

– то есть все, что я запретил тебе, [относится] к жертве очистительной и к жертве повинной; если они вышли за пределы завес [переднего двора], запрещены, ибо написано: «во дворе шатра собрания» будут есть ее (6, 19). Что же до этого мяса [мирных жертв], я говорю тебе: «всякий чистый может есть мясо» — повсюду в городе.

  וְהַבָּשָׂר כָּל־טָהוֹר יֵֽאָכֵל בָּשָֽׂר: כְּלוֹמַר, כָּל מַה שֶּׁאָסַרְתִּי לְךָ בְּחַטָּאת וְאָשָׁם, שֶׁאִם יָצְאוּ חוּץ לַקְּלָעִים אֲסוּרִין — כְּמוֹ שֶׁכָּתוּב בַּחֲצַר אֹהֶל מוֹעֵד יֹאכְלוּהָ (ויקרא ו') — בְּבָשָׂר זֶה אֲנִי אוֹמֵר לְךָ כָּל טָהוֹר יֹאכַל בָּשָׂר אֲפִלּוּ בְּכָל הָעִיר):
20ТОТ ЖЕ, КТО БУДЕТ ЕСТЬ МЯСО МИРНОЙ ЖЕРТВЫ ГОСПОДУ, А НА НЕМ ЕГО СКВЕРНА, – ЕГО ДУША БУДЕТ ИСТОРГНУТА ИЗ ЕГО НАРОДА.   כוְהַנֶּ֜פֶשׁ אֲשֶׁר־תֹּאכַ֣ל בָּשָׂ֗ר מִזֶּ֤בַח הַשְּׁלָמִים֙ אֲשֶׁ֣ר לַֽיהֹוָ֔ה וְטֻמְאָת֖וֹ עָלָ֑יו וְנִכְרְתָ֛ה הַנֶּ֥פֶשׁ הַהִ֖וא מֵֽעַמֶּֽיהָ:
«…НА НЕМ ЕГО СКВЕРНА…»:

– писание говорит о скверне человека, [который осмелился есть жертвы, находясь в состоянии нечистоты], но [не об обратной ситуации, когда] чистый [человек] ест оскверненное. [в таком случае он] не подлежит наказанию искоренением – карет, [хотя нарушает] запрет «а мясо [жертвы], которое прикоснется к чему-нибудь нечистому, [есть нельзя]…»43. и хотя запрет оскверненному есть чистое в торе не записан прямо, мудрецы вывели его [из этого стиха] по принципу гзера шава, по аналогии между стихами, сходными по форме. трижды говорит тора44 о наказании карет тому, кто ест святыни в состоянии ритуальной скверны тела. наши учители истолковали это в трактате швyoт45: один [раз это сказано как общее правило], один [раз – по отношению к] частному случаю [мирной жертвы], один [раз] – о жертве переменной стоимости46. а ведь эту жертву приносят именно за пребывание в храме в состоянии нечистоты или за оскверне- ние жертв, [под которым подразумевается и поедание их в состоянии скверны]47.

  וְטֻמְאָתוֹ עָלָיו: בְּטֻמְאַת הַגּוּף הַכָּתוּב מְדַבֵּר, אֲבָל טָהוֹר שֶׁאָכַל אֶת הַטָּמֵא אֵינוֹ עָנוּשׁ כָּרֵת אֶלָּא אַזְהָרַת והבשר אשר יגע בכל טמא וגו'; וְאַזְהָרַת טָמֵא שֶׁאָכַל אֶת הַטָּהוֹר אֵינָהּ מְפֹרֶשֶׁת בַּתּוֹרָה, אֶלָּא חֲכָמִים לְמָדוּהָ בִּגְזֵרָה שָׁוָה; שָׁלוֹשׁ כָּרֵתוֹת אֲמוּרוֹת בְּאוֹכְלֵי קָדָשִׁים בְּטֻמְאַת הַגּוּף, וּדְרָשׁוּם רַבּוֹתֵינוּ בִּשְׁבוּעוֹת אַחַת לִכְלָל, וְאַחַת לִפְרָט, וְאַחַת לְלַמֵּד עַל קָרְבָּן עוֹלֶה וְיוֹרֵד שֶׁלֹּא נֶאֱמַר אֶלָּא עַל טֻמְאַת מִקְדָּשׁ וְקָדָשָׁיו:
21 И ЕСЛИ КТО-ЛИБО БУДЕТ ЕСТЬ МЯСО МИРНОЙ ЖЕРТВЫ ГОСПОДУ, ПРИКОСНУВШИСЬ К ЧЕМУ-НИБУДЬ, ОСКВЕРНЕННОМУ СКВЕРНОЙ ЧЕЛОВЕКА, ИЛИ К НЕЧИСТОМУ СКОТУ, ИЛИ К КАКОМУ-НИБУДЬ НЕЧИСТОМУ ГАДУ, ТО ЕГО ДУША БУДЕТ ИСТОРГНУТА ИЗ ЕГО НАРОДА».   כאוְנֶ֜פֶשׁ כִּֽי־תִגַּ֣ע בְּכָל־טָמֵ֗א בְּטֻמְאַ֤ת אָדָם֙ א֣וֹ | בִּבְהֵמָ֣ה טְמֵאָ֗ה א֚וֹ בְּכָל־שֶׁ֣קֶץ טָמֵ֔א וְאָכַ֛ל מִבְּשַׂר־זֶ֥בַח הַשְּׁלָמִ֖ים אֲשֶׁ֣ר לַֽיהֹוָ֑ה וְנִכְרְתָ֛ה הַנֶּ֥פֶשׁ הַהִ֖וא מֵֽעַמֶּֽיהָ:
22И ГОСПОДЬ СКАЗАЛ МОШЕ ТАК:   כבוַיְדַבֵּ֥ר יְהֹוָ֖ה אֶל־משֶׁ֥ה לֵּאמֹֽר:
23 «ГОВОРИ СЫНАМ ИЗРАИЛЯ ТАК: НИКАКОГО ЖИРА, НИ КОРОВЬЕГО, НИ ОВЕЧЬЕГО, НИ КОЗЬЕГО НЕ ЕШЬТЕ.   כגדַּבֵּ֛ר אֶל־בְּנֵ֥י יִשְׂרָאֵ֖ל לֵאמֹ֑ר כָּל־חֵ֜לֶב שׁ֥וֹר וְכֶ֛שֶׂב וָעֵ֖ז לֹ֥א תֹאכֵֽלוּ:
24 ЖИР ПАДАЛИ И ЖИР ИЗ РАСТЕРЗАННОГО ЗВЕРЕМ МОЖЕТ БЫТЬ УПОТРЕБЛЕН НА РАЗЛИЧНЫЕ НУЖДЫ, А ЕСТЬ – НЕ ЕШЬТЕ ЕГО,   כדוְחֵ֤לֶב נְבֵלָה֙ וְחֵ֣לֶב טְרֵפָ֔ה יֵֽעָשֶׂ֖ה לְכָל־מְלָאכָ֑ה וְאָכֹ֖ל לֹ֥א תֹֽאכְלֻֽהוּ:
«…МОЖЕТ БЫТЬ УПОТРЕБЛЕН НА РАЗЛИЧНЫЕ НУЖДЫ…»:

– [эти слова сказаны], дабы мы знали, что жир не принимает нечистоту48.

  יֵֽעָשֶׂה לְכָל־מְלָאכָה: בָּא וְלִמֵּד עַל הַחֵלֶב שֶׁאֵינוֹ מְטַמֵּא טֻמְאַת נְבֵלוֹת:
«…А ЕСТЬ – НЕ ЕШЬТЕ ЕГО...»:

– тора говорит: запрет [есть] падаль и растерзанное [касается не только мяса], но и [нутряного] жира, [который запрещен в пищу и сам по себе]. если кто-то съест такой жир, он будет виновен еще и [в нарушении] запрета на падаль. и [здесь] нельзя сказать: «запрет не накладывается на запрет»49.

  וְאָכֹל לֹא תֹֽאכְלֻֽהוּ: אָמְרָה תּוֹרָה, יָבֹא אִסּוּר נְבֵלָה וּטְרֵפָה וְיָחוּל עַל אִסּוּר חֵלֶב, שֶׁאִם אֲכָלוֹ יִתְחַיֵּב אַף עַל לָאו שֶׁל נְבֵלָה, וְלֹא תֹּאמַר אֵין אִסּוּר חָל עַל אִסּוּר (זבחים ע'):
25ПОСКОЛЬКУ ДУША КАЖДОГО, КТО БУДЕТ ЕСТЬ ЖИР СКОТА, КОТОРЫЙ МОЖЕТ БЫТЬ ПРИНЕСЕН В ОГНЕПАЛИМУЮ ЖЕРТВУ ГОСПОДУ, БУДЕТ ИСТОРГНУТА ИЗ ЕГО НАРОДА.   כהכִּ֚י כָּל־אֹכֵ֣ל חֵ֔לֶב מִן־הַ֨בְּהֵמָ֔ה אֲשֶׁ֨ר יַקְרִ֥יב מִמֶּ֛נָּה אִשֶּׁ֖ה לַֽיהֹוָ֑ה וְנִכְרְתָ֛ה הַנֶּ֥פֶשׁ הָֽאֹכֶ֖לֶת מֵֽעַמֶּֽיהָ:
26 И НИКАКУЮ КРОВЬ НЕ УПОТРЕБЛЯЙТЕ В ПИЩУ ВО ВСЕХ ВАШИХ ПОСЕЛЕНИЯХ: НИ ИЗ ПТИЦ, НИ ИЗ СКОТА.   כווְכָל־דָּם֙ לֹ֣א תֹֽאכְל֔וּ בְּכֹ֖ל מֽוֹשְׁבֹֽתֵיכֶ֑ם לָע֖וֹף וְלַבְּהֵמָֽה:
«…ВО ВСЕХ ВАШИХ ПОСЕЛЕНИЯХ...»:

– этот запрет обращен к личности и не связан с территорией, [то есть] действует повсеместно. в первой главе трактата кидушин54 объяснено, почему было необходимо это сказать.

  בְּכֹל מֽוֹשְׁבֹֽתֵיכֶם: לְפִי שֶׁהִיא חוֹבַת הַגּוּף וְאֵינָהּ חוֹבַת קַרְקַע נוֹהֶגֶת בְּכָל מוֹשָׁבוֹת, וּבְמַסֶּכֶת קִדּוּשִׁין בְּפֶרֶק א' מְפֹרָשׁ לָמָּה הֻצְרַךְ לוֹמַר:
«…НИ ИЗ ПТИЦ, НИ ИЗ СКОТА».:

– [запрет на кровь касается всех дозволенных в пищу живых существ], кроме рыбы и [определенных дозволенных видов] саранчи55.

  לָעוֹף וְלַבְּהֵמָֽה: פְּרָט לְדַם דָּגִים וַחֲגָבִים (כריתות כ'):
27 ДУША ВСЯКОГО, КТО БУДЕТ УПОТРЕБЛЯТЬ В ПИЩУ КАКУЮ-ЛИБО КРОВЬ, БУДЕТ ИСТОРГНУТА ИЗ ЕГО НАРОДА».   כזכָּל־נֶ֖פֶשׁ אֲשֶׁר־תֹּאכַ֣ל כָּל־דָּ֑ם וְנִכְרְתָ֛ה הַנֶּ֥פֶשׁ הַהִ֖וא מֵֽעַמֶּֽיהָ:
28И ГОСПОДЬ СКАЗАЛ МОШЕ ТАК:   כחוַיְדַבֵּ֥ר יְהֹוָ֖ה אֶל־משֶׁ֥ה לֵּאמֹֽר:
29«СКАЖИ СЫНОВЬЯМ ИЗРАИЛЯ ТАК: ПРИНОСЯЩИЙ МИРНУЮ ЖЕРТВУ ГОСПОДУ ДОЛЖЕН САМ, ИЗ СВОЕЙ МИРНОЙ ЖЕРТВЫ, ПРИНЕСТИ ГОСПОДУ ПОДНОШЕНИЕ.   כטדַּבֵּ֛ר אֶל־בְּנֵ֥י יִשְׂרָאֵ֖ל לֵאמֹ֑ר הַמַּקְרִ֞יב אֶת־זֶ֤בַח שְׁלָמָיו֙ לַֽיהֹוָ֔ה יָבִ֧יא אֶת־קָרְבָּנ֛וֹ לַֽיהֹוָ֖ה מִזֶּ֥בַח שְׁלָמָֽיו:
30 СВОИМИ РУКАМИ ОН ДОЛЖЕН ПРИНЕСТИ ОГНЕПАЛИМЫЕ ЖЕРТВЫ ГОСПОДУ: ОН ДОЛЖЕН ПРИНЕСТИ ЖИР НА ГРУДИНЕ – НА ТОЙ ГРУДИНЕ, КОТОРУЮ БУДУТ ВЗДЫМАТЬ ПРЕД ГОСПОДОМ.   ליָדָ֣יו תְּבִיאֶ֔ינָה אֵ֖ת אִשֵּׁ֣י יְהֹוָ֑ה אֶת־הַחֵ֤לֶב עַל־הֶֽחָזֶה֙ יְבִיאֶ֔נּוּ אֵ֣ת הֶֽחָזֶ֗ה לְהָנִ֥יף אֹת֛וֹ תְּנוּפָ֖ה לִפְנֵ֥י יְהֹוָֽה:
«СВОИМИ РУКАМИ ОН ДОЛЖЕН ПРИНЕСТИ…»:

– [так совершают] вздымание57: рука хозяина [жертвы] находится сверху, на ней ле- жат жир и грудина [жертвы], а под ней – рука священника58.

  יָדָיו תְּבִיאֶינָה וגו': שֶׁתְּהֵא יַד הַבְּעָלִים מִלְּמַעְלָה, וְהַחֵלֶב וְהֶחָזוֹת נְתוּנִין בָּהּ, וְיַד כֹּהֵן מִלְּמַטָּה וּמְנִיפָן (מנחות ס"א):
«…ОГНЕПАЛИМЫЕ ЖЕРТВЫ ГОСПОДУ…»:

– и что это за огнепалимые [жертвы]?

  אֵת אִשֵּׁי ה': וּמָה הֵן הָאִשִּׁים?
«…ОН ДОЛЖЕН ПРИНЕСТИ ЖИР НА ГРУДИНЕ…»:

– когда [священник] несет их [жир и грудину] с места разделки, он кладет жир на грудину. а когда вручает, [перекладывая с рук на руки], священнику, совершающему вздымание, грудина оказывается сверху, а жир – снизу. и таково значение сказанного в другом месте: «голень, [приносимую] в дар, и грудину, [которую] вздымает [священник на жертвеннике] на жире огнепалимых жертв, они должны приносить для вздымания...»59 а после совершения вздымания эти части отдают, [перекладывая с рук на руки], священнику, совершающему воскурение. грудина снова оказывается снизу, и об этом сказано: «и положили они жир на грудину, и воскурил он жир на жертвеннике»60. отсюда мы узнаем, что для совершения этой жертвы нужны три священника. так истолковано в трактате менахот61.

  אֵת הַחֵלֶב עַל־הֶֽחָזֶה יְבִיאֶנּוּ: כְּשֶׁמְּבִיאוֹ מִבֵּית הַמִּטְבָּחַיִם נוֹתֵן חֵלֶב עַל הֶחָזֶה, וּכְשֶׁנּוֹתְנוֹ לְיַד הַכֹּהֵן הַמֵּנִיף נִמְצָא הֶחָזֶה לְמַעְלָה וְהַחֵלֶב לְמַטָּה, וְזֶהוּ הָאָמוּר בְּמָקוֹם אַחֵר שׁוֹק הַתְּרוּמָה וַחֲזֵה הַתְּנוּפָה עַל אִשֵּׁי הַחֲלָבִים יָבִיאוּ לְהָנִיף וְגוֹ' (ויקרא י'), וּלְאַחַר הַתְּנוּפָה נוֹתְנוֹ לַכֹּהֵן הַמַּקְטִיר, וְנִמְצָא הֶחָזֶה לְמַטָּה, וְזֶהוּ שֶׁנֶּאֱמַר וַיָּשִֹימוּ אֶת הַחֲלָבִים עַל הֶחָזוֹת וַיַּקְטֵר הַחֲלָבִים הַמִּזְבֵּחָה (שם ט'), לִמְּדָנוּ שֶׁשְּׁלוֹשָׁה כֹּהֲנִים זְקוּקִין לָהּ, כָּךְ מְפֹרָשׁ בִּמְנָחוֹת:
«…ОН ДОЛЖЕН ПРИНЕСТИ ЖИР НА ГРУДИНЕ…»:

– но зачем [священник] приносит [к жертвеннику] грудину? [ведь ее, в отличие от жира, не сжигают на жертвеннике]. «которую будут вздымать перед господом», а не [приносить] в огнепалимую жертву. из сказанного «огнепалимые жертвы господу… жир на грудине» мы могли бы сделать вывод, что грудина также относится к огнепалимым жертвам. поэтому сказано: «[приносит] грудину, которую будут вздымать пред господом».

  אֵת הַחֵלֶב עַל־הֶֽחָזֶה יְבִיאֶנּוּ: וְאֶת הֶחָזֶה לָמָּה מֵבִיא? לְהָנִיף אוֹתוֹ הוּא מְבִיאוֹ וְלֹא שֶׁיְּהֵא הוּא מֵהָאִשִּׁים: לְפִי שֶׁנֶּאֱמַר את אשי ה' את החלב על החזה יָכוֹל שֶׁיְּהֵא אַף הֶחָזֶה לָאִשִּׁים, לְכָךְ נֶאֱמַר את החזה להניף וגו':
31 И ВОСКУРИТ СВЯЩЕННИК ЭТОТ ЖИР НА ЖЕРТВЕННИКЕ, А ГРУДИНА ДОСТАНЕТСЯ АѓАРОНУ И ЕГО СЫНОВЬЯМ.   לאוְהִקְטִ֧יר הַכֹּהֵ֛ן אֶת־הַחֵ֖לֶב הַמִּזְבֵּ֑חָה וְהָיָה֙ הֶֽחָזֶ֔ה לְאַֽהֲרֹ֖ן וּלְבָנָֽיו:
«И ВОСКУРИТ СВЯЩЕННИК ЭТОТ ЖИР…»:

– и только потом «грудина достанется аѓарону». отсюда мы делаем вывод, что мясо [жертвы] не едят, пока воскуряемые части не возложили на жертвенник62.

  וְהִקְטִיר הַכֹּהֵן אֶת־הַחֵלֶב: וְאֲחַר כַּךְ והיה החזה לאהרן, לִמְּדָנוּ שֶׁאֵין הַבָּשָׂר נֶאֱכָל בְּעוֹד שֶׁהָאֵמוּרִים לְמַטָּה מִן הַמִּזְבֵּחַ (ספרא):
32И ПРАВУЮ ГОЛЕНЬ ОТ ВАШИХ МИРНЫХ ЖЕРТВ ОТДАЙТЕ КАК ПРИНОШЕНИЕ СВЯЩЕННИКУ.   לבוְאֵת֙ שׁ֣וֹק הַיָּמִ֔ין תִּתְּנ֥וּ תְרוּמָ֖ה לַכֹּהֵ֑ן מִזִּבְחֵ֖י שַׁלְמֵיכֶֽם:
«…ГОЛЕНЬ…»:

– от коленного сустава, который обычно продают с головой [скотины], до среднего сустава.

  שׁוֹק: מִן הַפֶּרֶק שֶׁל אַרְכֻּבָּה הַנִּמְכֶּרֶת עִם הָרֹאשׁ עַד הַפֶּרֶק הָאֶמְצָעִי שֶׁהוּא סֹבֶךְ שֶׁל רֶגֶל (חולין קל"ד):
33ТОМУ ИЗ СЫНОВЕЙ АѓАРОНА, КТО ПРИНОСИТ КРОВЬ МИРНОЙ ЖЕРТВЫ И ЖИР, ДОСТАНЕТСЯ КАК ЕГО ДОЛЯ ПРАВАЯ ГОЛЕНЬ.   לגהַמַּקְרִ֞יב אֶת־דַּ֧ם הַשְּׁלָמִ֛ים וְאֶת־הַחֵ֖לֶב מִבְּנֵ֣י אַֽהֲרֹ֑ן ל֧וֹ תִֽהְיֶ֛ה שׁ֥וֹק הַיָּמִ֖ין לְמָנָֽה:
«…КТО ПРИНОСИТ КРОВЬ МИРНОЙ ЖЕРТВЫ…»:

– [это касается не только того, кто непосредственно совершает служение, но и всех тех], кто мог бы совершить окропление кровью и воскурение жира. исключаются [из круга пригодных к совершению этого служения те], кто был нечист во время окропления кровью и воскурения жира. такой священник не получает долю в мясе [жертвы]64.

  הַמַּקְרִיב אֶת־דַּם הַשְּׁלָמִים וגו': מִי שֶׁהוּא רָאוּי לִזְרִיקָתוֹ וּלְהַקְטִיר חֲלָבָיו, יָצָא טָמֵא בִּשְׁעַת זְרִיקַת דָּמִים אוֹ בִּשְׁעַת הֶקְטֵר חֲלָבִים שֶׁאֵינוֹ חוֹלֵק בַּבָּשָׂר (ספרא):
34 ИБО Я ВЗЯЛ У СЫНОВЕЙ ИЗРАИЛЯ, ИЗ ИХ МИРНЫХ ЖЕРТВ, ГРУДИНУ, КОТОРУЮ ВЗДЫМАЮТ, И ГОЛЕНЬ, КОТОРУЮ ВОЗНОСЯТ, И ОТДАЛ ИХ АѓАРОНУ-СВЯЩЕННИКУ И ЕГО СЫНОВЬЯМ, ТАКОВ ВЕЧНЫЙ ЗАКОН ДЛЯ СЫНОВЕЙ ИЗРАИЛЯ.   לדכִּי֩ אֶת־חֲזֵ֨ה הַתְּנוּפָ֜ה וְאֵ֣ת | שׁ֣וֹק הַתְּרוּמָ֗ה לָקַ֨חְתִּי֙ מֵאֵ֣ת בְּנֵֽי־יִשְׂרָאֵ֔ל מִזִּבְחֵ֖י שַׁלְמֵיהֶ֑ם וָֽאֶתֵּ֣ן אֹ֠תָ֠ם לְאַֽהֲרֹ֨ן הַכֹּהֵ֤ן וּלְבָנָיו֙ לְחָק־עוֹלָ֔ם מֵאֵ֖ת בְּנֵ֥י יִשְׂרָאֵֽל:
«…ВЗДЫМАЮТ… ВОЗНОСЯТ…»:

– [первое слово означает] возвратно-поступательное движение в горизонтальной плоскости, второе – в вертикальной65.

  תנופה, תרומה: מוֹלִיךְ וּמֵבִיא מַעֲלֶה וּמוֹרִיד (מנחות ס"ב):
35 ЭТО [ДОЛЯ] ИЗ ОГНЕПАЛИМЫХ ЖЕРТВ ГОСПОДУ, [ДАННАЯ] ПРИ ПОМАЗАНИИ АѓАРОНА И ПРИ ПОМАЗАНИИ ЕГО СЫНОВЕЙ, С ТОГО ДНЯ, КОГДА ИХ ВВЕЛИ В СВЯЩЕНСТВО ГОСПОДУ.   להזֹ֣את מִשְׁחַ֤ת אַֽהֲרֹן֙ וּמִשְׁחַ֣ת בָּנָ֔יו מֵֽאִשֵּׁ֖י יְהֹוָ֑ה בְּיוֹם֙ הִקְרִ֣יב אֹתָ֔ם לְכַהֵ֖ן לַֽיהֹוָֽה:
36ЭТО ТО, ЧТО ГОСПОДЬ ПОВЕЛЕЛ ДАВАТЬ ИМ В ДЕНЬ ИХ ПОМАЗАНИЯ ОТ СЫНОВ ИЗРАИЛЯ. ЭТО ВЕЧНЫЙ ЗАКОН НА ВСЕ ПОКОЛЕНИЯ».   לואֲשֶׁ֠ר צִוָּ֨ה יְהֹוָ֜ה לָתֵ֣ת לָהֶ֗ם בְּיוֹם֙ מָשְׁח֣וֹ אֹתָ֔ם מֵאֵ֖ת בְּנֵ֣י יִשְׂרָאֵ֑ל חֻקַּ֥ת עוֹלָ֖ם לְדֹֽרֹתָֽם:
37 ТАКОВ ЗАКОН О ВСЕСОЖЖЕНИИ, О ХЛЕБНОМ ПОДНОШЕНИИ, О ЖЕРТВЕ ЗА ГРЕХ, О ПОВИННОЙ ЖЕРТВЕ, О ЖЕРТВЕ ПОСВЯЩЕНИЯ [СВЯЩЕННИКОВ] И О МИРНОЙ ЖЕРТВЕ,   לזזֹ֣את הַתּוֹרָ֗ה לָֽעֹלָה֙ לַמִּנְחָ֔ה וְלַֽחַטָּ֖את וְלָֽאָשָׁ֑ם וְלַ֨מִּלּוּאִ֔ים וּלְזֶ֖בַח הַשְּׁלָמִֽים:
«…О ЖЕРТВЕ ПОСВЯЩЕНИЯ…»:

– [эта жертва приносится] в день вступления священников в служение66.

  וְלַמִּלּוּאִים: לְיוֹם חִנּוּךְ הַכְּהֻנָּה:
38КОТОРЫЙ ГОСПОДЬ ЗАПОВЕДАЛ МОШЕ НА ГОРЕ СИНАЙ, В ДЕНЬ, КОГДА ОН В ПУСТЫНЕ СИНАЙ ПОВЕЛЕЛ СЫНАМ ИЗРАИЛЯ ПРИНОСИТЬ ЖЕРТВЫ ГОСПОДУ.   לחאֲשֶׁ֨ר צִוָּ֧ה יְהֹוָ֛ה אֶת־משֶׁ֖ה בְּהַ֣ר סִינָ֑י בְּי֨וֹם צַוֹּת֜וֹ אֶת־בְּנֵ֣י יִשְׂרָאֵ֗ל לְהַקְרִ֧יב אֶת־קָרְבְּנֵיהֶ֛ם לַֽיהֹוָ֖ה בְּמִדְבַּ֥ר סִינָֽי: