Известный хасид-хабадник, реб Мендель Фотерфас, много лет провел в сталинских лагерях. Однажды, в Рош Ашана, отправляемый по этапу реб Мендель, пытаясь молиться по памяти, произносил слова известной молитвы этого дня: "Ве-коль мааминим..." - "И все верят, что Всевышний…" В этом отрывке говорится о могуществе Творца, о Его единстве, о том, что в Его руках нити наших судеб.

Реб Мендель задумался: "Как понимать слова "и все верят", когда тут огромная страна воинствующих безбожников?"

И тогда он сказал себе: "Если тебе действительно нужно узнать ответ на этот вопрос, то тебе Свыше его раскроют, а если нет – значит нет".

После этого в Йом-Кипур он был в какой-то пересылочной тюрьме, где заключенных было, как сельдей в бочке. Вдруг реб Мендель обратил внимание, что какой-то немолодой заключенный очень интеллигентного вида на него все время смотрит. В конце Йом-Кипура этот заключенный подошел к реб Менделю и сказал: "Я вижу, что вы религиозный еврей. Я ученый и всю жизнь был атеистом. И вы знаете - тут, в тюрьме, это первый Йом-Кипур за очень много лет, в который я почему-то почувствовал потребности поститься. А еще я пытался молиться, но единственная молитва, которую я вспомнил, была "Моде Ани", и я повторял ее весь день".

Вот тогда-то реб Мендель и понял, что по правде в глубине души каждый еврей верит в Б-га (как и сказано в "Ве-коль мааминим"), но иногда для того, чтобы эта вера раскрылась, ему, не дай Б-г, необходимо провести Йом-Кипур на нарах.