[В Талмуде сказано:] "Лицо нашего праотца Яакова своей красотой и правильностью черт напоминало лицо Адама"1. [Согласно учению хасидизма, здесь подразумевается, что и душа Яакова была родственна душе Адама.] Ибо праотец Яаков, [исхитрившийся получить благословение своего отца Ицхака, тем самым] восстановил связь [между Б-жественным светом и материей], прерванную в результате греха, совершенного Адамом2. Душа [Яакова] тоже представляла собой "надиндивидуальную душу", включавшую в себя души всех евреев - от начала и до конца веков3. Яаков был [воплощением того, что называется] "меркава"4, для Торы, которая именуется также "Адам" [- в этом имени содержится намек на связь человека с Торой]. Об этом написано [в книге пророка Йехезкеля, которому было дано увидеть воплощение Б-жественного замысла - Адама и Тору - как единое духовное целое, а также духовный образ Яакова, реализовавшего этот замысел]: "...Над троном, символом [величия Всевышнего], было нечто, [открывшееся мне] как [сущность] Адама..."5. [На то, что Яаков был призван реализовать Б-жественную идею, воплощенную в Торе], указывает и [следующее толкование] сказанного в книге Рут: "...Именно она была сутью души Израиля"6. [В Талмуде разъясняется: "Слово "она" указывает на Тору, и ни на что иное"7, - [на Тору,] которая была вложена в душу основателя [рода] Израиля и стала ее неотъемлемой частью. [Как уже говорилось выше], душа его включала в себя души всех израильтян, которым предстояло когда-либо родиться. Теперь становится ясным, почему "[Яаков] назвал8 Его [Всевышнего] "Эль" [- Б-г], Б-г Израиля". Имя Всевышнего "Эль" указывает на [свойственную Ему доброту, благодаря которой на душу Яакова ложится] отблеск бесконечного света - Эйн Соф - [Творца], благословен Он, [света], скрытого Им [в Торе]. Душа [Яакова] восприняла этот свет, как о том написано: "Господь, Источник доброты, ниспослал нам свет..."9. И вслед за Яаковом все прямодушные10 [сыны Израиля], изучающие Тору и исполняющие заповеди, удостаиваются света Всевышнего, Эйн Соф, благословен Он; и свет этот воспринимается их душой, в наиболее полной и яркой форме проявляясь в ней во время молитвы, ибо в этот час они в наибольшей степени постигают разумом и ощущают сердцем суть этого света, как о том сказано в другом месте11.