Углубившись в размышление о величии Эйн Софа1, благословен Он, разумеющий [поймет, что], в соответствии с именем Своим, Он - Эйн Соф, Бесконечный, и нет ни конца, ни предела свету и жизнетворности, распространяющейся от Него, благословенного, простым желанием Его, и он [этот свет] абсолютным единством един с сутью и сущностью Его, благословенного, и если бы миры произошли от света Эйн Софа без сжатий, а только поступенным нисхождением, от ступени к ступени, по принципу происхождения следствия от причины, этот мир не был бы вовсе сотворен таким, каков он теперь, - конечным и ограниченным: "от земли до небосвода пятьсот лет пути"2, а также и от небосвода до небосвода, а также и толщина каждого небосвода. Даже грядущий мир и верхний Ган Эден3, место пребывания душ великих праведников, и сами души, и, разумеется, ангелы, - конечны и ограничены, ибо есть предел их постижению света Эйн Соф [- Всевышнего], благословен Он, светящего им, будучи облеченным в Хабад и т. д. И потому есть предел их наслаждению, когда они наслаждаются сиянием Шхины и блаженствуют в свете Всевышнего, - они не могут получить наслаждение и блаженство непосредственно от самой категории Эйн Софа, так, чтобы не потерять существования и не возвратиться к своему Источнику.