и не потому, что приверженность мысли и разума человека Ему, благословенному, сама по себе выше приверженности [Ему] через исполнение заповедей, непосредственно связанных с действием, как о том говорится далее, а оттого, что в этом также Его, благословенного, желание - чтобы человек стал приверженным [Ему] разумом, мыслью и проникновением в смысл заповедей, связанных с действием, и в смысл "Шма", и молитвы, и прочих благословений. И это отражение высшего желания, светящее и облеченное в этом проникновении в смысл, намного и неизмеримо больше, чем отражение высшего желания, светящее и облеченное в самом исполнении заповедей действием и речью без проникновения в смысл, подобно тому, как свет души выше тела, являющегося сосудом и одеянием души, так же, как вещественное в заповеди - сосуд и одеяние ее внутреннего смысла.

И хотя в обоих, в заповеди и в ее смысле, облечено одно желание, абсолютно простое, без всякого изменения и множественности1, да сохранит Всевышний, абсолютным единением единое с сутью и сущностью Его, благословенного, все же в отношении степени [своего] сжатия и распространения отражение неодинаково*.

Примечание.

И как сказано в книге "Эц хаим": осмысление заповедей и изучение Торы - это ступень света, а вещественный аспект заповедей - это ступень и категория сосудов, а они - категория ограничения, ибо через ограничение света образовались сосуды, как известно сведущим в тайной мудрости.

И оно также подразделяется на четыре ступени. В самом вещественном аспекте заповедей две ступени - заповеди, связанные непосредственно с действием, и те, что связаны с мыслью и речью, как изучение Торы, чтение "Шма", молитв, "биркат амазон" и прочих благословений. Внутренний смысл, [проникнуть в который человек стремится], дабы стать приверженным Ему, благословенному, а он [смысл заповеди по отношению к ней самой] как душа по отношению к телу также подразделяется на две ступени, подобно двум ступеням души в вещественном теле - [душа] живого и [душа] человека.