В свете всего вышесказанного становится совершенно понятным алахическое постановление Талмуда и кодификаторов о том, что мыслимое не подобно произнесенному. И если человек прочел "Шма" только мыслью и сердцем, сосредоточившись всеми силами, он не исполнил своей обязанности и должен снова ее прочесть, [произнося вслух]. То же касается и благодарения после еды "биркат амазон", предписываемого Торой, и других благословений, установленных мудрецами, а также обязательной молитвы. Но если человек произнес [их слова] устами и не побудил свое сердце, то после того, как это уже случилось1, считается, что обязанность им исполнена, и он должен повторить только первый стих "Шма" или первое благословение молитвы "Амида". Подобно этому сказано (в начале второй главы трактата Брахот2): "До этого места [в молитве] человек обязан сосредоточиться, а от этого места и далее обязан читать и т. д.". И это потому, что душа сама по себе не нуждается в исправлении3 через заповеди, [она должна] только привлечь свет для исправления витальной души и тела с помощью букв речи, которые нефеш произносит пятью органами произношения, а также и через заповеди, выполняемые действием, которые нефеш производит другими частями тела.

И все же мудрецы говорят, что молитва или другие благословения, если они произнесены без внутреннего намерения, - как тело без души4. Ведь хотя все сотворенные в этом мире обладают телом и душой - нефеш всего живого, и руах всякой человеческой плоти, и нешама всех живых существ, в чьих ноздрях дух жизни, - и Всевышний оживляет все и все постоянно творит из ничего светом и жизненной силой, которые Он сообщает им так, что и вещественное тело, и даже камни, и прах, и совершенно неодушевленные тела имеют в себе [сообщенные] Им, благословенным, свет и жизненную силу, дабы они не стали снова ничем и абсолютно несуществующим, как прежде, все же совершенно несопоставимы и неподобны свет и жизненная сила, светящая в теле, со светом и жизненной силой, светящими в душе, душе всего живого.