И если Всевышний дарует ему еще, тогда "тот, у кого руки чисты, добавит еще усилий"1 и "добрую мысль и т. д."2. И во все остальное время дня, когда он занят торговлей, он будет также жилищем для пребывания Его, благословенного, раздавая милостыню, источник которой – его труд, а это – один из атрибутов Всевышнего: "как Он милосерден и т. д."3. И как написано в книге "Тикуней Зогар": "Милосердие – правая рука"4. И хотя он раздает лишь пятую часть [того, что имеет]5, эта пятая часть возносит вместе с собой все остальные четыре пятых ко Всевышнему, дабы [все они] были жилищем для пребывания Его, благословенного, как известно из слов наших мудрецов, благословенной памяти, что заповедь, предписывающая помощь ближнему, равноценна всем жертвоприношениям6, а при жертвоприношении весь живой мир был вознесен ко Всевышнему принесением в жертву одной коровы, весь растительный мир – принесением в жертву десятой части меры отборной муки, смешанной с маслом, и т. п. Кроме того, ведь в то время, когда человек изучает Тору и молится, возносится ко Всевышнему [жизненная сила оставшихся] четырех пятых, всего, что он ел и пил и от чего получал удовольствие для своего телесного здоровья, как об этом будет говориться далее.

И все эти перечисленные детали и [разные] виды радости не препятствуют тому, чтобы человек был презренным и отвратительным себе самому, и сердце его сокрушалось, и дух смирялся во время самой этой радости непосредственно, ибо презрение к себе и т. п. связано с животной душой, а радость – с Б-жественной душой и искрой Б-жественного, в ней облеченной, дабы оживлять ее, как уже говорилось (в гл. 31). И подобно этому сказано в книге "Зогар"7: "Плач местится в моем сердце с одной стороны, а радость – с другой".