И каждый, кто не достиг этого и не борется с телом в такой великой борьбе, тот все еще не пришел к степени войны с влечением, горящим как пламя огненное, дабы покорить его и сломить из страха перед Всевышним.

То же и в отношении благословения после еды и всех благословений, которые произносятся, когда человек испытывает какое-либо удовольствие, и в отношении исполнения заповедей [благословений], которые [должны произноситься] с сосредоточенным проникновением в их смысл. Не говоря уже о тех заповедях, которые [должны исполняться] "ради самих этих заповедей". То же и в отношении занятия Торой – следует изучать намного больше, чем [к этому побуждает собственное] желание и воля по своей природе и по привычке, [а это возможно лишь при] упорной борьбе с телом. Ибо тот, кто изучает чуть больше, чем [он к тому склонен] по природе, борется совсем немного, и тогда это не подобно войне с влечением, пылающим как огонь, а человек называется абсолютным грешником, если он не побеждает свое влечение, дабы покорить его и сломить перед Всевышним.

Какова разница между велениями: "избегай зла" и "твори добро"1? Все это – веления Короля святого, единого и единственного, благословен Он. То же и в отношении остальных заповедей, и особенно тех, которые связаны с имуществом человека, как служение [Б-гу] благотворительностью и т. п.

И даже в отношении веления "избегай зла" – каждый мыслящий человек может обнаружить в душе своей, что он не совсем избегает зла полностью и во всем – в том, с чем он должен вести великую борьбу так, как об этом говорилось выше, и даже менее того, например прервать приятную беседу или рассказ о чьих-либо недостатках, даже если это дурное незначительно и чрезвычайно легковесно, даже если это и правда и даже если человек это рассказывает, чтобы себя оправдать, как известно из того, что сказал раби Шимон своему отцу, нашему святому Раби [Йеуде Анаси]: "Не я это написал, это написал Йегуда Хайта". И сказал ему: "Остерегись злословия" (см. Гмара, трактат Бава батра, начало гл. 102).

Можно это сказать в отношении очень многих распространенных поступков, а особенно в связи с обязанностью освящать себя в дозволенном, это веление Торы, как написано: "Святы будьте и т. д."3, "И освятитесь и т. д."4. А кроме того – веления мудрецов строже велений Торы и т. д.5. Но все это и этому подобное – из тех грехов, которыми пренебрегают, от частого их совершения они стали также [ощущаться людьми], как нечто дозволенное6.

Но на самом деле, если это человек знающий, предающийся изучению Торы и желающий близости к Б-гу, грех его непростительно велик. И из-за того, что он не борется и не пересиливает свое влечение в [такой] степени, [что это можно посчитать] великой борьбой, как говорилось выше, вина его во много раз больше вины самого легкомысленного из "сидящих по углам", далеких от Всевышнего и Его Торы. Если они и не покоряют свое влечение, горящее как пламя огненное, не будучи движимы, страхом перед Всевышним, понимающим и видящим все их дела, их вина не так велика, как вина того, кто-близок ко Всевышнему, и к Его Торе, и к служению Ему. И как сказали наши мудрецы, благословенной памяти, об Ахере: "Ибо знал он славу Мою и т. д."7. И потому о невеждах наши мудрецы говорят, что сознательно совершенные ими грехи рассматриваются как совершенные несознательно8.