А тем более когда человек вспоминает о нечистоте души, [порожденной] грехами молодости, и об ущербе, который он нанес в верхних мирах, а там ущерб этот выше времени, так, как будто он нанес ущерб и стал нечистым сегодня, да сохранит Всевышний, на самом деле. И хотя он уже совершил надлежащее покаяние, покаяние в основном – в сердце, а в сердце много категорий и ступеней, и все они зависят от того, что собой представляет человек, зависит и от времени и места, как это известно сведущим. И потому теперь, в это время, когда он видит в самом себе, что в нем не загорается свет души, он заключает, что сегодня покаяние его не принято и грехи его отделяют или же [свыше] хотят поднять его на более высокую ступень покаяния, которое было бы совершено еще более из глубины сердца. И потому сказал Давид: "И грех мой всегда предо мною"1.