Но внизу оно во времени и только в то время, когда человек занят Торой или заповедью. Ибо затем, если он занят чем-либо другим, он отделен от высшего единства внизу, а именно – если человек занят совершенно пустым, совсем не нужным для служения Всевышнему. И все же когда он затем возвращается к служению Ему, к Торе и молитве, и просит прощения у Всевышнего за то, что он мог в то время заниматься Торой и не сделал этого, Всевышний простит его, как сказали наши мудрецы, благословенной памяти: "Нарушил позитивную заповедь и совершил покаяние, тотчас же ему прощают"1. Для этого установлено благословение "Прости нам", [которое произносится] три раза ежедневно2 за грех небрежения Торой, от которого никто не может быть избавлен ни на один день. И это как жертва "тамид", искупающая [нарушения] позитивных заповедей. И это не подобно говорящему: "Согрешу, а потом покаюсь", разве что в самый момент совершения греха человек полагается на покаяние и потому грешит, как говорится в другом месте.

Из этого ясно, почему Моше Рабейну, мир ему, повелел в книге Дварим поколению, вступившему в Страну Израиля, ежедневно дважды в день читать "Шма", дабы принять на себя ярмо Царства Небесного вплоть до пожертвования жизнью, а ведь уже обещано было им: "Страх и боязнь перед вами наведет Всевышний на всю землю и т. д."3. Однако [Моше повелел им это], ибо осуществление Торы и ее заповедей зависит от того, помнит ли человек постоянно о своей готовности отдать жизнь Всевышнему ради Его единственности, и она должна быть неизменной в сердце его всегда и на самом деле, днем и ночью, и не удаляться из памяти его, ибо так он сможет устоять против своего дурного влечения и всегда его побеждать, в любое время и в любой час, как говорилось выше.