На самом же деле, если вдуматься в приведенные выше слова из книги "Раая меэймана": "Древо [познания] добра и зла [- духовных сил, которые управляют миром и благодаря которым все разделяется в нем на] запрещенное и разрешенное...", [- можно заметить нечто существенное]. Не следует понимать сказанное в том смысле, что учение о запрещенном и разрешенном или классификация всего, что входит в эти понятия, относятся к сфере, [где смешаны добро и зло]. Речь идет о предметной области [соответствующего раздела Торы], именно она и есть Древо [познания] добра и зла - то есть "клипат нога", о чем говорится в книге "Эц хаим". Слово асур ["запрещено"] буквально означает "опутан" - "клипа" набросила свои путы на [объект, относящийся к категории] запрещенного, и поэтому [заключенная в нем Б-жественная искра жизненной энергии] не может устремиться к своему высшему источнику, в отличие от объекта из категории разрешенного. Слово мутар ["разрешено"] буквально означает "освобожден от пут"; [искра энергии, заключенной в] дозволенных в пищу продуктах, может устремиться ввысь благодаря тому, что человек потребляет эти продукты [с намерением использовать полученную энергию в служении] Всевышнему. Даже обычные люди, [не осознающие, что прием пищи - это начало процесса возвращения искры в ее источник,] служащие Всевышнему, [делают возможным это возвращение], ибо благодаря полученной с пищей энергии они способны изучать Тору и молиться: [искра этой энергии] становится силой, позволяющей человеку произносить звуки, складывающиеся в слова святых книг и молитв, и, высвобожденная из [физической оболочки, которой были для нее] продукты питания, устремляется ко Всевышнему. Так это происходит в будни. В субботу же, когда сама "клипат нога" и оболочки бытия всех миров поднимаются на более высокий уровень, [духовные свойства пищи изменяются к лучшему], и поэтому предписано есть в субботу всевозможные лакомства и много мяса, пить в больших количествах вино, хотя того, кто поступает так по будням, называют обжорой и пьяницей. Другое дело - запрещенные [продукты питания: искры энергии, заключенные в них], не в состоянии подняться [к высшему источнику] ни в субботу, ни в будни, даже если они дают [человеку] силу молиться и изучать Тору, - за исключением такой ситуации, при которой он вынужден есть их для спасения своей жизни; [в подобном случае] законоучители разрешили это, и некашерный продукт (однозначно) дозволен в пищу1.

Однако [умозрительное восприятие объектов] при изучении сказанного [о них] в Торе, даже тех ее разделов, где говорится о запрещенном и разрешенном, нечистом и чистом, - то есть мишнайот и барайтот2, приведенные в Гмаре, а также книг законоучителей, объясняющих слова Мишны и Гмары так, что они могут служить практическим указанием к действию, - [неотъемлемая часть ее постижения и является святым делом, несмотря на то, что среди изучаемых предметов есть и те, которые несут в себе скверну]. Все эти [разделы] - основа Устной Торы, [Б-жественная сущность которой - ] сфира Малхут мира Ацилут, как многократно говорит об этом святая книга "Зогар". В начале книги "Тикуней Зогар" сказано: "[Сфира] Малхут - уста [Всевышнего], и называется она Устной Торой". В мире Ацилут "Он и [сформированный Им] "костяк" [мироздания] составляют, [подобно душе человека и его телу], органическое единство..."3. Это означает, что бесконечный свет Всевышнего, благословен Он, - Эйн Соф, - соединяется с сущностями мира Ацилут, составляя с ним абсолютное единство; Он Сам и воплощенные в Его речи, называемой Малхут, Его воля и Его истина, [заключенная в Торе], - неделимое целое.