[Вышеприведенное утверждение, что созидающая сила Всевышнего должна была постоянно питать Шими жизненной энергией и, следовательно, самого факта сотворения Б-гом этого человека было недостаточно для его дальнейшего существования,] основано на высказывании раби Исраэля Баал-Шем-Това, благословенна его память, по поводу стиха "постоянно, Г-сподь, слова речи Твоей утверждены на небесах"1. [По Баал-Шем-Тову, это означает, что] знаки [святого языка] в том их сочетании, в котором они служили [Всевышнему] для творения небес, - то есть языковые знаки, составившие речение "да будет небосвод"2, - постоянно пребывают и утверждены там и становятся имманентной сущностью небес, даруя им жизнь и поддерживая их существование. Это [положение] отрицает точку зрения философов3, которые не верят в то, что Всевышний постоянно контролирует судьбу каждого индивидуума, [поддерживая его жизнь перманентным актом творения. Они] проводят некорректную аналогию, уподобляя деяния Г-спода, "творящего небо и землю"4, действиям изобретательного человека. [Утверждая, что творение мироздания было однократным актом Всевышнего, они проводят параллель между Его связью со Своими созданиями и связью человека с тем, что он изготовил.] После того, как изделие завершено мастером, оно больше не нуждается в контакте с энергией его рук. Мастер уже не прикасается к нему, и оно существует автономно. На глазах [этих философов] - пелена, и они не видят принципиального различия [между творчеством человека и творением мироздания]. Первое происходит в физическом мире, где из одного материального объекта образуется другой, человек меняет лишь его форму или внешний вид, небо же и земля созданы из ничего. [Сотворенное] не имеет никаких предпосылок для своего возникновения - в отличие, скажем, от [измененной природы воды при] рассечении Всевышним вод Тростникового моря, когда Он посылал в течение всей ночи сильный восточный ветер, [в котором воплотилась Его созидающая сила и который дул столько времени, сколько было необходимо для поддержания измененной природы воды], чтобы образовать в ней проход5. Если бы воздействие ветра на воду прекратилось хотя бы на миг - она обрушилась бы в этот проход в соответствии с заложенным в ее природе свойством [текучести] и не осталась бы стоять вертикально, подобно двум стенам из твердого материала. Качество [текучести], приданное Творцом воде, [не абсолютно, ведь оно] сотворено и возникло, [как и сама вода], как Нечто из Ничто, [и его существование, как и всего сотворенного, относительно и даже в физическом мире не является непреложным законом, как, к примеру, пространственные характеристики]. Каменная стена сохраняет свою устойчивость без помощи воздушного потока, но вода таким свойством не обладает. [И все же, чтобы изменить это относительное свойство жидкости, понадобилось перманентное воздействие силы Творца.] Оно тем более необходимо, [когда речь идет о кардинальном изменении]: сотворении Нечто из Ничто; [такой акт] полностью лишен каких бы то ни было предпосылок, и если чудо рассечения Тростникового моря [человеку трудно осмыслить], то [акт творения] и подавно не постижим разумом. Можно с уверенностью сказать, что прекращение действия в творениях Всевышнего Его созидательной силы, способной превращать Ничто в Нечто, возвратит их в Ничто, в абсолютное небытие. Поэтому созидательная сила Творца должна постоянно проявлять себя в сотворенном и поддерживать его существование, являясь имманентной сущностью каждого создания. Этот [аспект силы Всевышнего] и есть "слово Г-спода и дыхание уст Его", воплотившиеся в десяти речениях, посредством которых и был сотворен мир.

[Выше упоминалось, что небеса - высшие и совершенные творения - существуют благодаря речениям Всевышнего; то же самое справедливо, хотя и не так очевидно,] даже для [гораздо менее духовного] физического мира и для [самого низшего в нем уровня бытия - ] неорганической природы: все явления, происходящие в ней, и само ее существование [возможны лишь благодаря энергии, заключенной] в "слове Г-спода и дыхании уст Его", составляющих соответствующую часть десяти речений, и воплощающейся в творениях, превращая их из Ничто в Нечто на уровне неорганической природы. [А так как творение - непрекращающийся процесс], это Нечто не обращается вновь в Ничто, не уходит в небытие, в прежнее [несуществование].

Сказанное выше объясняет слова раби Ицхака Лурии, записанные его учениками, о том, что даже в неорганических веществах - минералах, почве, воде - присутствуют некие аспекты витальности и духовности6.