Вызывает крайнее удивление и следующее: может ли быть, что в эпоху Машиаха не потребуется знание законов о запрещенном и дозволенном, о чистом и нечистом? Ведь и для совершения жертвоприношений, и для будничных трапез необходимо забивать скот, а это невозможно без соответствующей теоретической подготовки. [Закон гласит:] животное, зарезанное ударом ножа с расстояния, давлением лезвия на горло, или зарезанное с предварительным вонзанием ножа между дыхательным горлом и пищеводом с последующим рассечением одного из этих органов, или зарезанного ножом, выпущенным в процессе убоя из руки на определенное время, - некашерно1. То же верно и в случае, когда на режущей кромке ножа были зазубрины2. Неужели в будущем появятся люди с иными природными данными, [люди-автоматы], которые будут забивать скот [безошибочно], не опасаясь совершить перечисленные нарушения? Неужели на лезвиях ножей не будут появляться зазубрины? Кроме того, будет важным, [как и сейчас], знать законы, [запрещающие употребление в пищу] крови и [определенных разновидностей] жира3, и другие запреты. То же верно и в отношении законов о ритуальной нечистоте тела умершего человека, [ведь и в ту пору люди будут умирать, хотя продолжительность жизни и возрастет в несколько раз], как написано: «И о столетнем [скажут]: "Умер юношей"»4. Надо будет знать и законы о ритуальной нечистоте роженицы5, [это знание станет еще более актуальным, чем в наши дни, поскольку женщины будут рожать гораздо чаще,] как написано: "...Беременная и родившая вместе [вернутся из изгнания]"6 - [и Талмуд, толкуя эти слова, считает, что речь идет в них об одной и той же женщине, которая] будет рожать в тот же день, когда забеременела, и многократно зачинать от одного полового акта, [в результате чего количество детей в семьях резко увеличится]; тем не менее, законы о ритуальной нечистоте роженицы не изменятся7.

Нет необходимости в пространных опровержениях предположений, противоречащих истине, известной из Талмуда и мидрашей. [Законы Торы не утратят своей силы и в будущем, более того: все разночтения их будут устранены.] В Талмуде ставится вопрос: "[Почему мудрецы обсуждают] закон, который будет актуален лишь в эпоху Машиаха?"8 - [и сказано:] "Придет [пророк] Элияу и разрешит все сомнения [в понимании законов]"9 и "Этот отрывок из Торы растолкует Элияу"10.

Непонятно и другое место в книге "Раая меэймана": "...Люди, проникшиеся мудростью Торы, не будут зарабатывать на жизнь, [получая плату] от [дурных людей, в чьей душе - ] многочисленные примеси [зла, людей], потребляющих ритуально нечистую, изначально непригодную или ставшую некашерной пищу. [Благочестивые станут работать] лишь на простых евреев...". Ведь даже в период Второго Храма люди, проникшиеся мудростью Торы, не искали заработка у невежд, которые ели некашерное, запрещенное Законом, - у них были собственные поля и виноградники, и все же они занимались изучением разделов Торы, где речь идет о запрещенном и разрешенном, чистом и нечистом. [Так было и] в период Второго Храма, когда мудрецы попарно возглавляли Санъэдрин11 и у них были десятки тысяч учеников; однако Кабалой они занимались, не афишируя этого.