И так следует понимать слова мудрецов1 о том, что средних судят двое судей (то есть влечение к добру и влечение ко злу)2. Как сказано: "И встанет справа от неимущего, дабы спасти его от тех, кто судит душу его". И не сказано, что оба властвуют в нем, да сохранит Всевышний, ибо когда наступает власть и господство зла в малом городе даже на короткое время, человек в тот момент называется грешником. Но влечение ко злу в нем только как, к примеру, судящий и разбирающий дело, высказывающий мнение на суде. Однако это может и не быть решением закона, которое следует исполнить, ибо есть еще один судящий и разбирающий дело, который его мнения не разделяет. Должен быть кто-то, кто рассудит между ними3, и его решение будет решением закона. Так влечение ко злу высказывает свое мнение в левой полости сердца и из сердца поднимается к мозгу, чтобы возбудить мысли о своем предмете. Но сейчас же вступает с ним в спор другой судья, то есть Б-жественная душа, находящаяся в мозгу и распространяющаяся на правую полость сердца – местилище влечения к добру. Решает выносящий приговор, и это – Всевышний, помогающий влечению к добру, как сказали мудрецы: "Если бы не помощь Всевышнего, не мог бы его одолеть"4. Эта помощь – приток света Всевышнего, которым освещается Б-жественная душа, чтобы сообщить ей преимущество и власть над неразумием глупца и влечением ко злу, подобно преимуществу света перед тьмой, как мы уже видели5.

Но так как зло в левой полости [сердца] среднего сохраняет свою врожденную силу влечения ко всем наслаждениям этого мира, и не потеряло своей силы от преобладания добра, и не оттеснено со своего места совсем, а только не имеет силы и власти, достаточной для распространения в членах тела, потому что Всевышний "стоит по правую руку неимущего" и помогает, освещая Б-жественную душу, потому он и называется "как грешник", по выражению мудрецов: "Даже если весь мир говорит тебе, что ты праведник, смотри на себя как на грешника"6. Он должен видеть в себе не действительного грешника, а среднего, и никогда не верить, если скажут, что зло в нем уничтожено намного преобладающим добром, так как это была бы ступень праведника. Ему же следует видеть себя человеком, в котором суть и сущность зла остались во всей своей прирожденной силе в левой полости сердца, не исчезли и не покинули его ни в малейшей степени, а наоборот, еще более усилились за то время, что он ими так много пользовался в принятии пищи и питья и в других делах этого мира.