Небольшая подсказка:
Введите ваш электронный адрес, и мы будем высылать на ваш имейл наш электронный журнал с интереснейшими материалами. Это обогатит и ваш почтовый ящик, и вашу жизнь. :) Совершенно бесплатно!
Да, и не забудьте, пожалуйста, "лайкнуть" нашу страницу в Фейсбуке! ;)
Обратная связь

Две большие разницы

Две большие разницы

 почта

Есть известное правило: если Раши не комментирует те или иные слова Пятикнижия, значит в этих словах, по мнению Раши, и нет ничего, требующего пояснения на единственно интересующем Раши, в рамках его комментария, прямом уровне понимания слов Писания. Иными словами, все слова Пятикнижия не откомментированные Раши, с его точки зрения, вполне понятны и в пояснениях не нуждаются.

Евреи не были бы евреями, если бы не превратили это обстоятельство в самостоятельную интеллектуальную забаву под названием "Значит всем непонятно, а одному Раши понятно?", заключающуюся соответственно в попытке реконструировать ход мысли Раши, приведший его к выводу, что объяснять тут нечего.

Вот, например, начало недельного раздела "Вайакгель". Там сказано: "И собрал Моше всю общину сынов Израиля, и сказал им: "Это есть то, что повелел Г-сподь делать: шесть дней делать должно работу, а в седьмой день будет для вас святыня, суббота прекращения работ Г-споду; всякий, выполняющий в этот (день) работу, умерщвлен будет. И не зажигайте огня во всех местах проживания вашего в день субботний". И сказал Моше всей общине сынов Израиля так: "Это есть то, что повелел (мне) Г-сподь сказать: Возьмите от вас возношение Г-споду и т.д."" (35:1-5)

Два раза "и сказал Моше". Два раза Моше говорил, обращаясь "ко всей общине сынов Израиля". Вопрос: зачем нужно разносить эту историю на два разных "И сказал Моше всей общине сынов Израиля" там, где их, на первый взгляд, без проблем можно свести в один.

Тем более, что сам Раши пишет здесь в комментарии на второй стих, что "Запрет относительно субботы предваряет повеление построить скинию, тем самым говоря и т.д.". Т.е. Раши полагает, что предписание, касательно субботы только предваряет разговор о приношениях и т. д. В таком случае тем более непонятно, зачем заводить заново уже начатый разговор?!

Кроме того, сказано: "Это есть то, что повелел Г-сподь делать: шесть дней делать должно работу, а в седьмой день..." Зачем отягощать фразу избыточными, на первый взгляд, деталями. Почему бы не сказать просто "Вот то, что повелел Г-сподь: шесть дней делать должно работу, а в седьмой день и т.д.". Кажется, не теряется ничего из информативной части? Так почему бы так и не написать?

И кстати, по сути речь идет не о позитивном предписании, но о запрете: "прекращение работы" в субботу. Так "делать" в данном контексте не только избыточен, но и неуместен! Ни о каком "делании" чего бы то ни было речи нет! В отличие от продолжения, где, да, речь идет о совершение действия: "возьмите от вас возношение и т.д.". Но как раз там слово "делать" не добавляется!

Далее: если прав Раши (а Раши прав!) и запрет на совершение работы в субботу приводится здесь только для того, чтобы указать на то, что он распространяется и на деятельность по возведению Храма, то было бы логичным, если бы сначала говорилось о главном, а уже затем о дополнительном.

Более того, выше, в недельном разделе "Ки тиса" заповеди даются Моше именно в такой последовательности: сначала говорится о приношениях на Святилище и только потом о субботе, с ее ограничениями. И как пишет там Раши (31:13): "Хотя вы будете торопиться и усердствовать в работе, суббота не должна оттесняться, нарушаться из-за этого и т.д."

И вот мимо всей этой россыпи непоняток Раши проходит, словно их и нет. Почему?

Судя по всему, дело вот в чем. Когда (в начале недельного радела "Вайакгель") Моше передавал сынам Израиля заповеди, переданные ему Всевышним в разделе "Ки тиса", чтобы прояснить, что возведение Святилища не оправдывает нарушения субботних запретов, он начинает с разговора о субботе. Причем цитирует не те слова, в которые повеление было облечено в недельном разделе "Ки тиса", но заповедь о субботе, как она прозвучала на горе Синай, в числе десяти заповедей, которые были затем высечены на скрижалях.

Конечно, у нас нет более или менее важных заповедей. Каждая заповедь – это еще одна грань воли Творца и, в этом смысле, является самой-самой и т. д. Но с другой стороны, особый статус десяти заповедей, попавших на скрижали, очевиден и несомненен. Во-первых, все сыны Израиля услышали их у Синая "из уст" Всевышнего (как пишет Раши в комментарии на Шмот, 20:1: "Святой, благословен Он, изрек десять речений-заповедей в одном речении, что для человека является невозможным"). Во-вторых, даже когда эти заповеди были повторены каждая отдельно и переданы уже через Моше, все-таки это было повторение слышанного от Самого Всевышнего. В-третьих, десять заповедей были провозглашены так, что слушатели видели сказанное (см. Шмот, 20:12: "И весь народ, видят они голоса"). В-четвертых, после каждой из Десяти заповедей сыны Израиля откликались дружным ""да" на "да" и "нет" на "нет"" (Раши на Шмот, 20:1). В-пятых, Десять заповедей были переданы сразу всему народу, всем до одного. В отличие от остальных заповедей, передававшихся по цепочке: от Моше к Аарону, от Аарона к старейшинам и т,д. (Кроме того, особо про субботу можно отметить, что она была в числе заповедей, полученных в Маре, еще до синайского предстояния и т. д.)

И что? А то, что это (особая значимость субботы, как одной из Десяти заповедей) объясняет, что, несмотря на очевидное и несомненное значение возведения Скинии ("создайте Мне святилище и Я буду обитать среди них"), не может такого быть, чтобы заповедь, полученная только что из уст Моше, перевешивала бы заповедь, полученную непосредственно от Всевышнего.

Иными словами, по мнению Раши, композиция первых стихов раздела Вайакгель диктуется необходимостью пояснить резоны, в силу которых субботние ограничения на совершение работ касаются и возведения святилища. И якобы избыточное "делать" как раз и работает на эту идею. Дело в том, что в Десяти заповедях заповедь о субботе включает в себя, помимо запрета на совершение работы в субботний день, еще и позитивное предписание "помни день субботний, чтобы освящать его". Именно этого аспекта субботы касается предписание "делай".

Теперь становится понятным, почему Моще заводит разговор днважды. Дело в том, что у разных частей его речи различный статус. Первая часть (про субботу) – повторение слышанного сынами Израиля на горе Синай от самого Г-спода. Вторая – то, что слышал (и теперь передает общине сынов Израиля) Моше о заповеди возвести святилище.

И понятно, что должно быть упомянуто первым, а уж что – вторым. И дело не только в статусе одной из десяти заповедей и т. д. А в основополагающей важности субботы. Важности которая, как находит необходимым подчеркнуть писание, превосходит важность даже возведения Храма. Если, на минутку, задуматься об этом, то станут очевидными многие моменты, мимо которых мы могли бы, упаси Б-г, проскочить и не заметить.

Да, в данном контексте субботние ограничения являются лишь частным предписанием в рамках свода законов возведения святилища (запрет делать это в субботу и т.д.). И тем не менее Моше находит необходимым начать разговор именно с этой подробности. И вынести ее в отдельную тему. И процитировать, по случаю, десять заповедей. И все это для того, чтобы подчеркнуть уникальную, мало с чем (если вообще) сравнимую важность субботы для самой сути еврейского существования. Более того, получается, что "И собрал Моше всю общину сынов Израиля" в первую очередь для того, чтобы напомнить им о важности субботы! А не обо всем остальном, сколь бы важным это остальное ни было,

О важности субботы можно говорить очень долго. Практически бесконечно, поскольку все время будут открываться новые горизонты и т. д. Но есть один очень простой (но от этого не менее важный) урок, который необходимо извлечь из того, каким образом Моше повел свою речь в начале недельного раздела "Вайакгель": каким бы святым и неотложным ни было дело, оно никак не оправдывает нарушение запретов, наложенных Торой. Как сказано "нельзя исполнить заповедь посредством преступления". (И понятно, что есть исключения, но, во-первых, это исключения, подтверждающие правило, а во вторых, это оговорки, сделанные самой Торой и в этом смысле о нарушении предписаний Торы речь не идет, только о следовании им. Могла бы быть оговорка, позволяющая продолжать возводить святилище в субботу? Ну ведь в том, что касается храмовой службы, такие оговорки были сделаны? Теоретически, можно было и святилище возводить дозволить. Но в том-то и дело, что глобальный урок, посвященный правильной системе приоритетов, должен был быть преподнесен на таком материале, чтобы до каждого дошло и ни у кого сомнений не осталось. Так что возведения святилища – идеальный, чуть ли не безальтернативный выбор, в данном случае!).

В эти дни в Израиле активно дискутируется вопрос службы девушек в "смешанных" (мальчики и девочки вместе) боевых частях. Там все очевидно: нет ни одного галахического аргумента в пользу подобного шага. Но их нет и когда речь идет об общинных мероприятиях, святая цель которых – приблизить отдалившуюся еврейскую молодежь к Торе и заповедям и т. д. Цель, ребята, вообще не оправдывает средства. Наоборот. Чем выше цель, тем осторожнее нужно относиться к выбору средств для ее достижения. И даже никакого парадокса тут нет. Элементарное знание основ духовной подоплеки и т. д.

Вот-вот должен прийти Машиах. И всем вправить мозги. Тогда то мы, наконец, направим свою изобретательность не на самооправдание, а на самосовершенствование. То-то будет весело, то-то хорошо.

(Авторизированное изложение беседы Любавичского Ребе, "Ликутей Сихот", т. 11, стр. 158-162)

Р-н Шауль-Айзек Андрущак
© Copyright, all rights reserved. If you enjoyed this article, we encourage you to distribute it further, provided that you comply with Chabad.org's copyright policy.
 почта
Start a Discussion
1000 Знаков осталось