Небольшая подсказка:
Введите ваш электронный адрес, и мы будем высылать на ваш имейл наш электронный журнал с интереснейшими материалами. Это обогатит и ваш почтовый ящик, и вашу жизнь. :) Совершенно бесплатно!
Да, и не забудьте, пожалуйста, "лайкнуть" нашу страницу в Фейсбуке! ;)
Printed from ru.chabad.org
Обратная связь

От первого лица

От первого лица

 почта
Я родилась в обычной советской еврейской семье, в которой еврейские традиции не очень-то соблюдались. Мои родители всегда говорили мне и моей старшей сестре, что мы евреи. Мы знали, что есть еврейские праздники; каждый год мы “ходили на холокост” и я даже читала там несколько раз стихи; также иногда мы с родителями ходили в синагогу, но дальше этого дело не доходило...
В старой синагоге в Марьиной Роще каждый знал Аврома Генина...
Респектабельный, преуспевающий коммерсант, высоко образованный раввин и обливающийся слезами и кровью мальчик, одиноко скитающийся по дремучим лесам, – это одно и то же лицо...
Когда мама еврейка, а папа – католик...
Тот факт, что я принадлежала к двум культурам и религиям, создавал ощущение, что что-то внутри меня было противоречиво и неправильно. Это пробуждало что-то вроде экзистенциального стыда. Я чувствовала себя сорванным листом, без корней и ветвей.
Вначале Натали плакала целыми днями, а потом грузин ласковыми словами, цветами и подарками завладел ее сердцем, и она согласилась выйти за него замуж. Узнав об этом, Реувен отсидел семь дней шивы по дочери, вышедшей замуж за нееврея...
Жить по-еврейски не легко. Но если есть желание, то Всевышний обязательно даст и возможность...
Когда Лея пришла в себя, то поняла, что случилось самое страшное, что могло произойти. Соседка уехала с ее маленькой дочкой, не оставив никакого следа. Мирьям тогда был ровно один год...
Наш семейный отпуск был сказкой наяву. У нас было все. Кроме миквы. И мой муж опешил, когда я сообщила ему, что Карибское море будет моей миквой...
Ханукальные воспоминания. В разные годы, в разных городах, на разных континентах...
Мы собирались в коммуналке на Фонтанке. Иврита не знал никто. Мы читали и обсуждали Пятикнижие на русском. Обсуждение было открытым, приветствовались любые мнения…